Pirate's Life

Объявление

НОВОСТИ ФОРУМА

05.02.2017. Напоминаем, что Рейтинг игры NC21. Тип игры: эпизодическая. Темп игры свободный (от поста в месяц, до спидпостинга) Вопросы в ЛС к Black Mark.
20.10.2016 Дизайн форума выполнила Ashley Green.
СОТРУДНИЧАЕМ
ГОЛОСУЕМ ЗА ФОРУМ
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
ОБ ИГРЕ
• Золотой век Пиратства - общее обозначение активности пиратов, охватывающее период с 1650 по 1730 год. Это наше время, наши моря и наши правила.
Pirate's Life



ВАЖНЫЕ ССЫЛКИ

• Сюжет
• Правила
•Акции
•Новостная лента
АДМИНИСТРАЦИЯ
• Erick Flamestorm
• Black Mark
• Shia
МОДЕРАТОРЫ

• Captain Jack Sparrow - наш PR-щик

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pirate's Life » Flashback|Flashforward » Белым по желтому


Белым по желтому

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://forumupload.ru/uploads/0017/d6/a3/64/354393.gif
"Я подарю тебе чешуйку...а вместе с ней тело и сердце"
http://forumupload.ru/uploads/0017/d6/a3/64/661825.gif

[ДАТА И ВРЕМЯ. ПОГОДНЫЕ УСЛОВИЯ. МЕСТО ДЕЙСТВИЯ]
уже точно и не скажешь, берега Нила, Дворец Себека. Жара и будет еще жарче
[УЧАСТНИКИ И ОЧЕРЕДЬ]
Зельакес и Себек
[СЮЖЕТ]
Странствия привели белого нага на земли Египта, где судьба даровала ему то, что важно в его жизни. Бог-крокодил обрел же то, что ему так любо.

Отредактировано Zel'akez (2020-06-30 18:53:59)

Подпись автора

show of hands
https://i.imgur.com/FhW2b2A.gif x https://i.imgur.com/6ATQ611.gif x https://i.imgur.com/DN2LtGZ.gif
royal diadem
                          reflects

красота от Себека

+7

2

Песок. Как много песка. И солнца. Он видел их уже не первый день и все поражался тому, насколько его много. Везде, куда только взгляд упадет. А еще он попадал на зубы, в волосы, которые приходилось заплетать в косу, дабы не запачкались песком, в одежду, в которой он шел.  Если никого не встречалось по дороге, то наг предпочитал оборачиваться в самого себя ползущего и оставлять по песку широкий след от хвоста, что словно алмаз сверкал в лучах солнца...
Песок. Как же он устал. По дороге в несколько дней, а то может и больше, ему встречалось всего несколько селений, где мало кто догадывался о том, что белоснежный юноша, который каким-то чудом не обгорает на бесщадном солнце, змей. Сам же змей,  на этом солнце предпочитал греться, но не долго, а то в сон клонить начинало. Зель, сколько себя помнил за последние месяцы скитаний, нигде столько песка не видел, а еще скудную растительность и животных. Это пока не дойдет до оазиса или широкой, полноводной реки...
Этот город возник неожиданно перед ним, словно из-под земли вырос. До него было уже не далеко, но дорогу перекрывала она - приятная прохлада, которую дарили волны капризной реки. Широкой, что переплыть ее можно было только на лодке. Те, кстати и сновали по реке, как большие, тяжелые, так и маленькие, верткие, рыбацкие. А по берегам рос  камыш, лилии и лотосы. От красоты зрелища,  уставшего нага перехватило дыхание. Люди, которые проходили мимо, называли эту реку Нилом. Откуда он узнал в незнакомом языке? Да как-то получалось у него его выучить и не один. Ведь странствовал подопечный Медузы не один год уже.
Смотря на Нил с высоты холма, Зельакес для себя решал как быть дальше. Он бы мог войти сейчас в город, отыскать там комнату, да любое место, где можно было бы провести не одну ночь, но река манила своим блеском и прохладой, обещая путнику отдых. Тряхнув волосами - коса совсем расплелась, будучи ничем не прихваченой,- и наг пошел вниз. Так, у реки, он с высоты холма, приглядел укромное место, среди зарослей и под сенью деревьев. Жители, что сновали туда-сюда, находившиеся на берегу, с любопытством посматривали на белоснежного странника, но оно было для них привычным. Видимо, не он первый такой странный тут.
По дороге к городу, за несколько миль, Змееныш встречал странные храмы с огромными статуями. В них поклонялись люди. "- Боги. -" думал змей, кидая на монументальные статуи заинтересованные взгляды, касался рукой рисунков на постаментах и шел дальше. Он молился своим богам. Своей богине. Но у одного из храмов, вблизи города, он задержался. Задержался у статуи, уходящей в высь бога, чью голову венчала голова крокодила. Эту особенность, Зельакес замечал не впервые. Тут, в жаркой стране, почти все такие статуи украшали головы животных или птиц.
Крокодилоголовый вызвал любопытство у нага, но мысли его сейчас текли, скорее об отдыхе и чем-то еще, пока он стоял, касаясь кончиками пальцев руки пальцев ног статуи. Он и подумать-то сейчас не мог о том, что его мысли уловит божество, которому воздвигнут храм. К слову сказать, народу тут было сейчас ой как много, но пока он не привлек излишнее внимание жрецов своей слишком белоснежной внешностью, да и тем, что стоит тут не одну минуту, Зель поспешил удалиться в сторону реки.
Уже у самих ее берегов, наг заметил прячущихся крокодилов, усмехнулся чешуйчатой братии, но  к воде не побоялся подойти. Он занял то укромное место среди камыша и под сенью деревьев, оставил свою одежду и нехитрый скраб укромно спрятанным от чужих глаз и безбоязно вошел в воду. Прохлада омыла стопы, а следом и ноги, пока он не погрузился по шею, блаженно вздохнув. Он не боялся крокодилов. Слухами земля полниться и он, идя к этому городу, не раз слышал о том, что Нил коварен своими водами, а крокодилы готовы сожрать каждого. Но ему бояться было нечего. От самого змея разило такой волной опасности, что чешуйчатые огромины побояться приблизиться к нему. Довольно улыбаясь, на миг сверкнув клыками, наг, стоя по пояс в воде, проводил влажным гребнем по волосам, волной разметавшимися по плечам и воде, пропадая немного под той концами.
Умиротворение было имя сейчас тому, что испытывал уставший змей. И не мог он знать, что умудрился заинтересовать того бога. А крокодилы, что внимательно следили за чужаком, давали видеть ему все.

Подпись автора

show of hands
https://i.imgur.com/FhW2b2A.gif x https://i.imgur.com/6ATQ611.gif x https://i.imgur.com/DN2LtGZ.gif
royal diadem
                          reflects

красота от Себека

+6

3

Чужие просьбы вьются вокруг, словно рой мух. Хотя нет, мухи вызывают раздражение, а молитвы никогда не вызывали у божественного крокодила раздражения. Скорее, они текут, еле-еле слышно булькая, как пузырьки на воде. Пока Себек не сосредоточен на них, те не громче шепота. Божество пребывало в относительно ровном расположении духа, пока в ровный стан шелестящих шепотков не вмешался иной звук. Более громкий, более шипящий, другое наречие, кажущееся шорохом листвы в оазисе, спрятанное в ветре и скрипе выбеленного солнцем песка. Такого Себек ещё ни разу не слышал, но сразу вылезать из своего укрытия не стал. Для начала решил взглянуть на пришлого через своих водяных слуг.
Крокодилы заметили пришлого очень быстро - тот как раз спускался к воде. Он или безрассудно глуп, или невероятно наивен. И сразу видно, что пришлый. Все те люди, что жили вдоль реки знали, что крокодилы чаще всего кучкуются у теневых изломов Нила, где прохлада крохотных волн уберегает от сиятельного великолепия солнца. Потому, несмотря, на прекрасное место для отдыха уставших путников, никто из них не спускался к водам речным в таких местах. Кроме одного. Крокодилы видели чью-то фигурку, сползающую по песку всё ниже и ниже, пока та не ступила на влажный песок у самого берега.
Наглый чужак был необычным, если сказать мягко. Необычно белый, совсем непохожий на других людей у реки. Даже белее и светлее, чем сам Покровитель Нила. И это именно его шипение путалось в общем потоке мыслей. И как бы ни хотелось Себеку рассмотреть незнакомца поближе, он не мог - крокодилы не решались подплыть к светлому существу ближе, будто... боялись? Существа, способные без особого труда потопить довольно крупную лодку только ради того, чтобы кого-нибудь сожрать, побоялись приближаться к странному парнишке. Только и могли, что разглядывать его издалека. Странный он, - думал бог, задумчиво разглядывая, то белоснежную кожу, не тронутую ни золотом солнца, ни бронзой загара, то столь же белые волосы, поблескивающие необычным, очень редким перламутром под прямыми лучами немилосердного египетского солнца. Но юношу, кажется, совсем не смущали те испуганно-заинтересованные взгляды, что бросали на него издалека местные жители.
"Он странный." "Не местный? "Красивый..." "Кажется опасным." "Не подходите к нему!"

Себек не  очень любил являться перед кем-то. Особенно в человеческом обличьи. Он сам внешне разительно отличался от многих своих родственников по божественным чертогам Великого Египта. Отличался настолько, что в редкие вылазки на берега своей вотчины его принимали за странника или торговца, прибывшего на одном из больших кораблей с севера. То, как бесстрашно вёл себя этот белый пришелец, божеству показалось очень интересным. Даже привлекательным. Да и ощущался сам незнакомец довольно странно, будто сотканным из каких-то твердых частиц, но чем они являлись, крокодил не мог определить. Он никогда ещё не встречал таких необычных существ.
Любопытство - не только человеческий порок. Божество только ступает за пределы своего зала, а вокруг уже разливаются воды Нила, блестящие волнами на солнце. Ещё один шаг, и воды уходят вниз, лишь мягко облизывая босые ступни своего покровителя. Десяток крокодилов тут же прячется за спиной бога, будто уважительно давая ему самому осмотреть чужеземца поближе. И крокодил смотрит, слегка склонив голову набок. Вода отражает солнце бликами прямо на лицо юноши, давая вглядеться в мягкие черты его светлого лица. Он выглядит довольно юным, но от него веет силой, неявной, оттого ещё более опасной. По-хорошему, надо бы дать пришельцу знать, что за ним наблюдают, но тот выглядит настолько умиротворенным и довольным жизнью и прохладой от реки, что даже не хочется нарушать такую прекрасную картину. И потому Себек только и может, что стоять посреди водной глади, ощущая, как под его ступнями нарезают в глубине круги чешуйчатые хищники.

Подпись автора

https://i.imgur.com/yYroqfU.gif

+6

4

Как бы прекрасным не было то, что сейчас испытывал наг, как бы он не погружался все больше в свое сладчайшее состояние, бдительности змей не терял. Он знал, что крокодилы внимательно наблюдают за ним, но не рискуют приближаться. Змей, если бы кто-то сейчас проявлял бы к нему агрессию, скрутил бы такую тварь хвостом, мощно сжимая, но нет, все было чертовски спокойно и беловолосый змей продолжал расчесывать свои волосы и приводить себя в порядок после тяжелого странствия. Усталость все же начинала давать о себе знать.
Он и не знал о том, что сейчас стало на одного наблюдателя больше. Что этот наблюдатель тот, чей статуи он касался совсем недавно. Вот только зачем он тут? Нет, Змей об этом даже еще не знал, пока не принялся погружаться под воду и не вынырнул обратно, сверкая каплями воды на теле. Волосы обнимали его стройное, но жилистое тело, засверкали серебром сильнее, а сам наг направился на берег, тая на губах легкую улыбку. Но стоило ступить на влажный песок и ощущение наблюдения резануло в спину еще сильнее. Любопытное, заинтересованное, оно прошибло по всему хребту до самых ног, а будь то хвост, то и хвоста. Зельакес резко обернулся, взметнув влажные волосы веером и заскользил взглядом по водам Нила.
Искать долго не пришлось - вот он стоит. Его глаза отдают желтизной, она сверкает даже в легкости волосах, коротких, но даже от сюда видно, что достаточно мягких. Светлее тех, кого змей встречал по дороге этих земель. Странно только одет - обнажен по пояс. Нет, не гол совсем - подобную одежду Зель видел уже, только мельком, да и то на рисунках. Украшения искрились на солнце, а за ним прятались те, кто наблюдал. Наг замер, пораженный тем, что видел и пытался понять, как же  он проглядел появление незнакомца, что так же бесстрашно стоял среди жителей Нила и не понимал.
Стоять, замерев статуей? Но это не дело светить перед незнакомцем всем тем, чем его природа наградила. Отвернувшись от наблюдателя, этот наглец принялся облачаться в одежду, продолжая чувствовать сверление между лопаток. Он только штаны одел, не торопясь натягивать рубаху, а потом сел на песок, перекидывая пряди через плечо и уставился выжидающе на непрошеного гостя. Гостя ли? Склонив голову, тот, кто мог обращать лицо в змеиную пасть, тот кто прятал порой клыки за обычными зубами, внимательно проследил за высунувшимися мордами крокодилов. Это навело его на определенные мысли, которые стоило бы проверить.
- Ты здешний бог? - а кем еще мог быть этот мужчина, что столь величественно стоял перед ним, излучая волны силы. Как существо, живущее на земле уже довольно долго, наг мог вполне ощущать подобные эманации и красивое, светлое лицо исказила гримаса задумчивости. Брови, такие же светлые как и сами волосы, сошлись на переносице и только темные ресницы, да подведенные глаза - удивительно, как это не смылось все после воды, - выделялись. Остался бы в семье, наверное в более зрелом и взрослом возрасте его бы нарекли Серебряным Змеем. Но его там нет, а потому есть только его имя и его навыки.
Мужчина молча, не спешил отвечать. "- Задумался? Не понимает языка? -" в голове роились мысли, хотя пара первых была ошибкой. Может он и задумался, но язык точно уж знал - Зельакес говорить на том, на котором общаются здешние. Шум воды отвлек взгляд и наг посмотрел на снующих крокодилов. Их беспокойство немного раздражало расслабленного нага, заставив недовольно зашипеть на грани слышимости.
- Ты бог? - повторил он свой вопрос, не понятно почему уверенный в том, что так оно и есть. И если это бог, то чем он, странник, умудрился привлечь к себе его внимание? Ведь ничего не натворил, статуи не оскорблял, да и вообще, пока что вел себя примерно и спокойно. Ну не станем же мы уточнять, что рядом с бедром змея, лежит перевязь с кинжалами и посох, которые он неосознанно пододвинул к себе ближе, отвечая на любопытный внимательный взгляд таким же внимательным и настороженным.

Отредактировано Zel'akez (2020-07-05 17:39:40)

Подпись автора

show of hands
https://i.imgur.com/FhW2b2A.gif x https://i.imgur.com/6ATQ611.gif x https://i.imgur.com/DN2LtGZ.gif
royal diadem
                          reflects

красота от Себека

+6

5

Стоило только белому незнакомцу скрыться под водой на краткие мгновения, как крокодилы тут же волной своих неоформленных мыслей дали богу понять, что этот - точно не так прост, как кажется. Люди ведь боятся воды инстинктивно, даже если в этой воде крокодилы не водятся. А этот странник был абсолютно бесстрашен перед мягкими волнами Нила, будто он был рождён и воспитан в ней. Себек находил такое бесстрашие неожиданно занятным, но куда более занятным был сам чужак, уже выплывающий на берег в сверкающем одеянии из водных капель, словно какая-то диковинная сверкающая рыбка из самых глубин. Выплыл... и наконец-то почуял внезапно внимание со стороны. Его длинные белые волосы, пропитанные влагой Нила, взметнулись, будто крылья или плавники, и египетский бог наконец-то поймал чужой взгляд. Взгляд красивых ярких глаз, взгляд дикий, напряженный и острый, как клинок. Взгляд опасного хищника - не простого охотника.
Себек молчал, наблюдая за тем, как чужак облачается в ткань. Тот уже заметил крокодильего бога, но почему-то не торопился ни убегать, ни молить о пощаде. Бог не был кровожаден, отнюдь, хотя его пристрастие к сырому мясу слегка омрачало миролюбивое существование для взглядов простых смертных. И всё же... Даже чужестранца должно было немного обескуражить появление из ниоткуда. Но нет, он всего лишь сел на нагретый солнцем песок и задал вопрос, который Себек благополучно прослушал, утонув слухом в шелестящем голосе. Этот шелест казался отчасти знакомым. Так шумит песок, гоняемый ветром по барханам. Так шелестят зеленые листья, затронутые ласковой рукой ветра. Так шумят крохотные волны Нила в ночной тиши. Так шипит змея, прячущаяся в высокой траве и готовая укусить.
Незнакомец повторил вопрос, вновь обратив на себя внимание. Дальше мучить его молчанием было бы как-то неправильно, и египтянин решил прервать неловкую тишину своим голосом.
- Да. Ты прав, - ступни бога осторожно скользят по водной глади так же легко, как ступали бы в сухой и чистый песок побережья. - Я бог этих волн.
Крокодилий бог не хотел торопиться и пугать чужака своей силой. Это было не в его природе. Хоть его братья и сестры любили наводить ужас на людей по настроению, сам Себек не считал правильным запугивать и угрожать. Его и так побаивались, особенно в истинном виде. И вот между божеством и его незваным гостем осталась лишь тоненькая полоска песка. Где-то за спиной продолжали заинтересованно наблюдать из воды десятки божественных воплощений, но подчиняясь воле своего покровителя, они не смели приблизиться и уж тем более как-то навредить тому, кто так заинтересовал бога Нила.
- Ты не отсюда, - Себек не спрашивает, он просто это знает. Кожа незнакомца слишком светлая, слишком прозрачная, будто поцелованная лунным светом. Здесь подобные люди - редкость, если и рождаются, то всё равно немного похожи на египтян. Этот же... Пришелец, неизвестный, непонятный и такой притягательный в той таинственности, что окутывает его шлейфом. Себек, подумав пару мгновений, ступает на теплый песок и протягивает чужаку раскрытую ладонь.
- Себек - имя моё. Слушатель молитв и мыслей, покровитель вод Нила. Я услышал тебя ещё от храма, - бог поднимает взгляд в ту сторону, где чуть сверкает на солнце свод его храма, но вскоре вновь опускает его, смотря открыто на притихшего незнакомца. - А как мне называть тебя?

Подпись автора

https://i.imgur.com/yYroqfU.gif

+6

6

"Бог этих волн". Разум нага отметил эти слова с интересом, как и то, что оказался прав.Но он не ожидал увидеть и повстречаться с местным божеством так скоро. Просто не ожидал. Как и вообще не думал, что сможет привлечь внимание высших сил к себе маленькому. Усмехнувшись, Зель скользил взглядом по телу бога, отмечая то, что загар, который он видел на множестве людей этих земель. данному созданию не ведом.
- Я пришел из дальних краев, - уклончиво ответил змей, задерживаясь взглядом на лице божества и смотря глаза в глаза. В нем не было того подобострастия, что в тек, кто поклонялся в храмах. Змей смотрел прямо, даже нагло и открыто. Но от того не менее опасно. Привычная щелка зрачка немного расширилась, а оптом резко сузилась обратно. - Значит это его статуи касалась моя рука? - удивленно подумал он, впитывая слова как губка.
Себек. Зельакес перекатывал это имя на языке, произносил мысленно. Оно было ему довольно необычно, но, как он думает, и его собственное будет не слишком привычным для здешнего слуха. Он молчал, обдумывая, стоит ли называть ему свое имя. Настоящее. Не сделает ли этот бог с ним что-то, как только узнает, а то за столько столетий жизни, этот парень успел наслушаться множество мифов и легенд, часть из которых больше была враньем, чем правдой.
- Зельакес. Так меня зовут, - наг склонил слегка голову - всего лишь легкая дань знакомству, с небольшой толикой уважения, но не более. Этот змей мог подчиниться только одному божеству, чьим клинком является с рождения. Более, наг не признавал никого. Он мог с пониманием отнестись к чужой вере, но принимать ее - увольте.
Склонившись чуть в сторону, дабы все же увидеть тех, кто прячется за спиной и ногами бога, змей усмехнулся шире. - Это твои глаза и уши? - да, как бы взросл не был этот наг, он был любопытен и очень любил узнавать что-то новое. А так же он с детства знал, что у каждого бога и богини есть свои глаза и уши, у каждого они, в смертном мире, выглядят по разному и у этого бога это были... крокодилы.
- Они боятся меня, - с толикой разочарования произнесло это белоснежное существо, легко подымаясь с песка, подбирая свое оружие, чтоб облачиться в него и, наконец-то, накинуть рубашку. Долгое пребывание на солнце плохо сказывалось на белоснежной коже змея - он либо потом облазил, либо лечился от ожогов. При этом Зель не прекращал наблюдать за Себеком. Слишком необычным казался ему этот бог.
Облачившись в рубаху и скрыв под ней свой торс, он оставл ворот распахнутым и вновь повернулся полностью к своему собеседнику.  - Чем я привлек тебя, Себек? - наверное ни один из живых никогда так спокойно не общался с богом. Слишком... на равных, как это делал этот змей. То ли в насмешку над божественностью Себека, то ли потому что не считал его чем-то таким, чтоб преклоняться перед ним и не бояться его, хотя отчетливо ощущал, что этот бог слабаком не является, а имея позади себя опасных хищников, так тем более.
Зель догадывался, что даже если обратиться в свою боевую форму, то такое количество этих тяжелых бронированных туш все же не перебьет, если вдруг бог решит, что гость здешних земель не слишком вежлив. Но те не нападали, а бог не спешил карать его за подобное своеволие и такую, откровенную дерзость во взгляде. Могут ли боги скучать? Наверняка могут, а такое незнакомое существо как наг, стало быть, стал ему интересен. Но все же чем???

Подпись автора

show of hands
https://i.imgur.com/FhW2b2A.gif x https://i.imgur.com/6ATQ611.gif x https://i.imgur.com/DN2LtGZ.gif
royal diadem
                          reflects

красота от Себека

+5

7

Не раз Себеку говорили его братья и сестры, что у него тяжелый взгляд. Слишком проницательный, всегда немного голодный, пронзающий насквозь, подобно стреле, и оседающий где-то внутри неприятным покалыванием. Тот же взгляд, что и у прячущегося в волнах реки крокодила, ещё не решившего, стоит ли разрезать чешуйчатым телом толщу вод, чтобы затащить на верную смерть того неудачливого смертного, решившего помочить ноги в опасных водах. Взгляд хищника.
И точно такой же опасно-нервирующий взгляд был у пришлого красавца. Он не стремился падать в ноги богу, моля о прощении за дерзость, как это часто бывало с другими. Нет, белоснежный пришелец только слегка щурился, будто ловил глазами какие-то черты крокодильего бога. И зрачок его будто немного дрожал. А не божество ли он сам? - пронеслось задумчиво в голове. Это бы многое объяснило. И отсутствие страха пред сильным, и нахальность в словах и жестах, и взгляд его почти что животный. Когда пришлый произнес своё имя, Себек лишь больше убедился в том, сколько общего меж ними. Зельакес... Последний звук шипит песком, таящейся в нём змеей. Ошибся ли бог в том, что решил с незнакомцем заговорить? Он не знал, но пока что знакомство его больше интриговало, чем беспокоило. Зельакес нахален, но не до грубости, самоуверен, но не до оголтелого нахальства. И безумно интересен. Лишь на секунду взгляд пришлого метнулся вниз и в сторону, а Себек уже почуял, как глаза десятков его воплощений устремились к Зельакесу в ответ. Он смотрит на них, они смотрят на него. И крокодилам не сильно нравится этот взгляд. Так двое сытых хищников, сойдясь на одной тропе, смеряют друг друга глазами, прежде чем мирно разойтись. Пока им нечего делить, то нет повода и проливать лишний раз кровь.
- Мои воплощения и мои дети. И они не боятся тебя, Зельакес, они оценивают твою силу. Хищник замечает равного хищника почти сразу. Если бы ты был простым смертным, я бы не вышел к тебе.
Себек ступает по песку, непривычно теплому, мягкому, обманчиво-текучему, сокращая расстояние меж собой и гостем этих земель. Он знал, что это безрассудно и опасно, особенно после того, как разглядел в красках самого пришельца. Но за себя он не боялся. Пока он не думает дразнить или задирать хищника, то всё в порядке. Вблизи Зельакес кажется ещё белее, его кожа будто поцелована луной и обнята перламутром, слегка переливается под солнечными лучами, будто шелк. В глазах по-прежнему колышется легкая опасность вперемешку с предупреждением. Мысли-эмоции гостя становятся чуть громче, отзываясь в ушах не гулом, но шелестом-шепотом.
- Ты ведь тоже хищник. Твои зубы знают сопротивление плоти, твой язык знает вкус крови. Глаза видят, куда нужно бить, а руки бьют без промаха. Зачем ты здесь, Зельакес? Я не хочу причинять тебе вреда, но если ты посмеешь калечить смертных вблизи храма моего, мне придется тебя усмирить, - голос бога преисполнен легкой грусти, ведь ему не хочется ни подводить тех, кто верит и поклоняется ему, ни угрожать тому, кто его так сильно заинтересовал.
- Если ты не мыслишь зла, спустись со мной во Дворец мой, я сделаю тебя почетным гостем. Но если ты хочешь обагрить кровью песок, то уходи, прошу тебя.
Себек вновь протягивает белому гостю свою руку раскрытой ладонью вверх. Приглашает, безмолвно уговаривает выбрать мудро и правильно.

Подпись автора

https://i.imgur.com/yYroqfU.gif

+5

8

Зельакес молчал некоторое время, вслушиваясь в тихий голос собеседника. И внимательно смотрел на протянутую руку. Пока что, этот бог просил его, но если что-то змей сделает не так - будет приказывать? Беловолосый юноша хмыкнул, чуть задрав подбородок. - Ты угадал, Себек. - ухмыляясь, отозвался он. - Я тоже хищник. - " И возможно ты, вскорости, увидишь даже какой." - Но я пришел сюда, потому что волен выбирать в какую сторону мне идти. Я странник, пусть и поклоняюсь иному богу. - ну тут он не обязан вдаваться в подробности какому именно. В этом мире, как успел познать наг, множество богов. Кто-то сход, кто-то совершенно отличается, но все они разные, как ни крути.
- Меня не интересуют те, кто тебе поклоняются, - в словах змея просквозило безразличие. - И проливать кровь за просто так я не собираюсь. - он ясно давал понять хозяину здешних вод, что прольет кровь только в одном случае - если ему придется защищаться. Тогда уж, даже он, Себек, не посмеет перечить, ведь тот будет в своем Праве.
Зель смотрит внимательно, пусть и снизу вверх - Себек несколько выше, но при этом все так же внимательно, порой кажется, что он даже не мигает, только это слишком обманчиво. А еще он видит интерес в его глазах и все так же смотрит на руку - протянутую, с ухоженными ногтями. Он звал его в свой Дворец, почетным гостем?  Даже любопытно, что подразумевал конкретнее под этим здешний бог?
Отпустив пальцы со своего оружия, Зельакес вздохнул, прищурив светлые глаза.  Несколько минут плотно сжатые губы слились в линию, но потом раскрылись, словно лепестки опасного цветка. - Благодарю за приглашение, Себек. Я приму его, - наг слегка поклонился, осторожно подымая и вкладывая тонкую руку в теплую, слегка шершавую, божественную. Сжимаю пальцами крепко, но осторожно. Я не знаю наших сил, но знаю, мы равны.
Мы оба опасны, сильны. Оба не спешим атаковать друг друга ибо зачем?? Тем более Зель непроизвольно, но неощутимо для Себека вздрогнул, когда тот сжал его ладонь. Это вызвало в змее странные ощущения, до селе неведомые. И их он не понимал, вообще не понимал, однако любопытство подталкивало понять узнать что это и каков вообще этот бог, что ведет его за собой.

Нил. ЗАгадочные воды, загадочная река под владением загадочного, для змея,  бога. Наг шел вслед без страха, так же спокойно погружаясь в воды Нила, смеривая воплощения и детей Себека взглядом, едва ли не подмигивая им. Он даже не вздрогнул, когда вода сомкнулась над его головой, но это продлилось совсем недолго - следующие секунды и вот он входит... Нет, вползает на мраморные плиты широкого дворца. Чешуйки мягко скользят по полу, вслед за богом. Зельакес осматривается по сторонам, фактически дыша в затылок Себеку и когда кончик хвоста вполз, опустил мужскую руку, позволяя себе полноценно осмотреться по сторонам.
А что видел Себек? Он видел как мужское, подтянутое тело плавно переходило  змеиные. Волосы все так же лежали за плечами, Немного прикрывала чешуйки рубаха, а штаны? Где штаны, спросите вы? Но магия, такая магия. Еще несколько мгновений для любования белоснежным нагом и вот он вновь стоит на ногах - сбился облик при переходе? Осматривающийся змей нахмурил брови. - Воды Нила как портал? - обернувшись к Себеку, поинтересовался он и замер, поймав удивленный(?), заинтересованный взгляд. Зельакес не понимал и потому нахмурился.
- Ты видел, да? - усмехнувшись, спросил наг, мягко ступая по полу дворца, словно продолжал ползти дальше своим шикарным хвостом и туловищем. Да, в своем боевом обличии он тоже был шикарен и сверкал еще ярче, чем сейчас, когда человек.
- Твой Дворец? - был ли у Медузы дворец, Зель не вдавался в подробности. Знал, что есть Храм, но во дворце богов он никогда не был, а потому и осматривал все слишком внимательно, продолжая ощущать на себе любопыствующий взгляд.
- Он огромен. И ты тут один? - склонив по-змеиному голову, продолжал вопрошать наг.

Подпись автора

show of hands
https://i.imgur.com/FhW2b2A.gif x https://i.imgur.com/6ATQ611.gif x https://i.imgur.com/DN2LtGZ.gif
royal diadem
                          reflects

красота от Себека

+5

9

Бог терпеливо и как-то смиренно ждал ответа пришельца. Любого ответа. Когда живешь так долго, многое в существовании теряет значение, и единственное, о чем Божественный крокодил ещё как-то заботился, были молитвы и прошения смертных. Почти как вечные дети, которым постоянно нужно что-то от уставших, но всё ещё любящих родителей. Неудивительно, что появление нежданного гостя, который ничего не просил и не ждал от хранителя Нила, заинтересовало бога. Гордо поднятая белая голова змея была совсем не похожа на обычно чуть склоненные  в раболепном прошении головы местных. И почему-то Себека это будоражило. Он будто ощущал некое потаенное родство с этим незнакомцем, пусть и не мог до конца сам понять, откуда пришло это странное, необычное чувство.
Зельакес медлил. Бог не мог винить белого странника в задумчивости, ведь и сам зачастую был таким, иногда размышляя намного дольше над чужими словами, нежели требовали того нормы приличия. Удивительно, что Себек подцепил от людей именно такие странные обычаи, ведь сам он был отнюдь не человеком и мог бы легко отмахнуться от людских устоев. Но что-то ему подсказывало, что сейчас терпение - лучшее, на что он способен. Ему не хотелось видеть змея в своей вотчине узником или жертвой. Будь Себек поистине жесток, как некоторые его сородичи, он бы повелел верным крокодильим слугам схватить жертву и утащить под воду вопреки его воле. Но Себек никогда не был жесток, даже более - милосерден и сострадателен. Он ждал с протянутой другой, которая даже не начинала дрожать, несмотря на то, что думы Зельакеса затягивались.
Наконец, пальцы пришельца осторожно, но довольно уверенно легли в ладонь бога. Неожиданно сильные, гладкие и слегка прохладные. Вообще сам змей навевал именно ощущение прохлады, казался освежающим, и это было довольно странным, ведь Себек не понаслышке знал, какая бывает прохлада - в не самые жаркие ночи воды Нила могли и ужалить холодом неподготовленного. Змей согласился спуститься во дворец бога по собственной воле, и это породило в Покровителе Нила какое-то совсем странное ощущение. Будто бы он... обрадовался?
Мелкие волны слегка пружинили под ногами, неохотно расступаясь перед божеством и его гостем. В этом была вся суть вод - когда нужно было, волны могли быть до омерзения упрямыми, не желая впускать в свои глубины тех, кто не был из них родом. Но сила Хранителя была куда упрямей, заставляя воды медленно, мягко погружать двоих нелюдей в человечьем обличье в глубины, как мать нежно опускает в колыбель убаюканное дитя. Секунда полного погружения - над головами смыкается неровная водяная гладь, а потом приходит свет и влажный воздух со всех сторон. Ноги встают на отполированные древними волнами камни пола дворца. Себек краем глаза замечает что-то длинное и белое на периферии зрения. Магия этого места, столь же осторожная, как и сам бог-крокодил, впустила гостя, но сорвала с него пелену человеческого облика. Будь Себек сам чужим в своем дворце, и он бы не избежал такой же участи - истинный его облик стоял в храме в виде статуи, изображался на фресках и был поистине пугающим. Человек с крокодильей головой, полной острых зубов.
Зельакес в истинном обличьи был прекрасен и опасен одновременно. Его сияющая чешуя бросала еле-еле заметные блики на пол и стены, но долго это волшебство не продлилось. Шелест хвоста по полу превратился в тихий звук легких шагов. Дворец полностью принял своего гостя, пока у того была благосклонность хозяина.
- Мой дворец и мой самый главный храм. Место для слушаний и медитаций, - бог легким жестом указал змею на длинную полупрозрачную лазурную занавеску, за которой скрывалась просторная комната с ворохом мягких тканей на полу. То тут, то там лежали блюда с фруктами, отдельно стояли чаны с кусками мяса - вдруг в Себеке взыграет жажда крови.
- Прошу, будь моим дорогим гостем, - бог-крокодил не был знаком с традициями тех мест, откуда был родом белый змей, но решил, что его приглашение расположиться с удобствами не будет выглядеть грубостью. Он устроился на куче ткани, подогнув под себя левую ногу. - И что же, Зельакес, привело тебя в земли египетские? Ты в поисках?

Подпись автора

https://i.imgur.com/yYroqfU.gif

+5

10

Путь во дворец бога открывал сам бог. Нил - река, его дом, пропустила их и они оказались внутри. Да, на некоторое время его тело приняло свой изначальный вид - огромная часть змеиного тела сплеталась кольцами, стелилась, плавно извиваясь и шелестя, по камню пола, пока не втянулась обратно, обращаясь в ноги. Его не смущало то, что сейчас он босиком - радовало, что то, что держалось в руке осталось при нем, когда проходил своеобразный барьер. И не смущало то, что Себек видел змея таким, какой он есть по природе своей.
- Благодарю тебя, Себек. - Зель склонил голову, проходя следом за полупрозрачную ткань и любуясь открывшимся видом. Подушки, ткани, полные фруктов блюда, мясо... Да, от некоторых вещей пахло мясом и этот змеиный хищник четко улавливал свежий кровяной запах, но не чувствовал того голода, что просыпается в наге, когда тело просит, нет, требует, крови.

Он прошел вперед, положив, на краю цветастого тканевого покрывала, свои вещи, опустился на подушки, подобрав под себя одну ногу, а на колено второй облокотившись и поднял светлые глаза на мужчину перед собой. Высок, в меру мускулист, подтянут и жилист. Себек внушал страх и трепет тем, кто возносил ему молитвы в этом, как он выразился, храме. Его глаза - это мощные пасти, полные острейших зубов и спокойно плавающие в коварной воде. Он опасен, но змей ощущал в себе это как тягу, словно его притянуло, примотало к этому странному богу. Наг прищурился не сводя взгляда. Может быть, так нельзя было прямо смотреть, но он не испытывал никакого страха перед ним, скорее интерес, граничащий с чем-то неизвестным ему.

- Я странствую по миру, - улыбнулся Зель, демонстрируя клыки. - Эта земля мне неизвестна и она стала интересна. - ну не хотелось говорить еще о том, что тут настолько тепло, что змею просто нравится. Нравится солнце, которое он успел застать, нравится вода, в которой он искупался, в которой его увидели и что преподнесла такое неожиданное знакомство. - Я изучаю новые травы, - повернувшись, он принялся рыться в сумке и достал дневник, немного упитанный,перевязанный кожаным ремешком. С двух сторон выглядывали стебли растений и листов, а так же множественные закладки. Зель открыл застежку и просто продемонстрировал Себеку свой почерк с записями. Правда не знал, может ли тот прочитать написанное, но кажется это было вполне допустимо.

- Почему ты живешь в этом огромном замке один? - позволил себе спросить он, после того, как дневник немного изучили и змей спрятал обратно в сумку. Он помнил, что в храме Медузы были те, кто служит ей или такие же как он сам - воины, хранящие и оберегающие богиню. Но тут он не ощущал никого, кроме самого речного бога. Это было странно или же Себек предпочитал одиночество?? - Ты бог. Много ли тебе приносят молитв и о чем чаще всего просят? - в его вопросах сквозила непринужденность, любопытство. В жестах и движениях легкость, опасная грациозность. Зель дотянулся до ближайшего блюда и взял желтоватый фрукт. Продолговатый, с темными кончиками. Он замечал такой у некоторых людей в руках, они счищали с него...кожуру. Это и сделала наг, вкусив белую, мягкую мякоть. Банан. Этот фрукт оказался настолько вкусным, что Зель не удержался и облизнул губы, блестевшие от вязкого, едва заметного сока.
- Прости, - сглотнув и облизнувшись еще раз, извинился Зель. - Я знатно проголодался. - да уж чего таить, после купания тоже прилично разморило. Но не вежливо прерывать беседу, тем более наг украдкой ловил на себе взгляды речного бога.

Подпись автора

show of hands
https://i.imgur.com/FhW2b2A.gif x https://i.imgur.com/6ATQ611.gif x https://i.imgur.com/DN2LtGZ.gif
royal diadem
                          reflects

красота от Себека

+5

11

Белоснежный змей отчего-то манил всё внимание речного бога безраздельно, как вихрь течения, затягивающий в себя всё, что имело неудачу проплывать поблизости. Хоть воды и милостиво вернули страннику возможность выглядеть полностью человеком, что-то в Зельакесе стало ещё больше выдавать змеиную натуру. Будто бы свет, преломляемый водой стал падать иначе, очерчивая хищный разрез глаз и заостренные скулы. Себек невольно залюбовался этим занятным явлением. Он видел змей до этого, как среди обычных тварей, так и среди своей божественной родни. Но даже они были совсем другими.

Зубастая улыбка подводного гостя была достаточно милой, чтобы не быть угрозой, но всё равно напоминала о том, что сидящий напротив бога мог постоять за себя. Он говорил о том, что земли египетские, полные песка, сухих ветров, омываемые переменчивыми водами Нила, показались ему интересными. Себек задумался - какой же была родина его гостя? Бог иногда ловил в чужих воспоминаниях какие-то совсем диковинные картины, не похожие ни на что, что он когда-либо видел. И чаще всего эти отрывки шли со стороны странников, торговцев, которые с радостью меняли свои ценности на местные, рассказывая странные сказки о тех местах, откуда они прибыли.

Зельакес показал Хранителю Нила свой дневник. Сбитая книга в коже, со страницами из материала, напоминающего листы папируса, но им не являющегося. В глазах Себека появилось неожиданное любопытство, жажда. Жажда увидеть и познать что-то новое. Получив разрешение, божественный крокодил принял журнал странника в ладони, с интересом разглядывая его со всех сторон. Аккуратно, почти благоговейно, он переворачивал страницы одну за другой, внимательно изучая взглядом и легкий перламутровый блеск страниц, и странную письменность на языке, которого он не знал, и подсохшие веточки, листья и соцветия, хранящие на себе остаточный травянистый аромат. В голове бога не укладывалось, как же так вышло, что у существа опасного, готового разить острым клинком, такая необычайно мирная миссия? Но посидев немного, несколько мгновений, Себек уверился в мысли, что травы наверняка были из тех, что легко не достать. И чтобы добраться до них, нужно уметь сражаться и выживать.

Вдоволь насмотревшись на записи своего гостя, бог вернул змею его дневник.
- Благодарю тебя, Зельакес. Это было... познавательно, - сам по себе Себек никогда не ощущал неутолимой жажды знаний ради знаний, но любое знание однако принимал с интересом и благодарностью. Ведь именно благодаря тем знаниям, что делились с ним смертные, он видел очень далеко, хотя сам редко покидал свою вотчину.
Он слышал вопрос белоснежного змея, но молчал, пытаясь подобрать наиболее полный ответ. Смертные просили о многом, а желали ещё большего. Сестры и братья не раз отмечали, что люди слишком жадные, им всегда нужно больше и больше, чтобы всегда хорошо и никогда - плохо. Почему-то бог-крокодил не хотел юлить перед Зельакесом, будто недоговоренность унизит его в собственном дворце. Бог так задумался, что пропустил момент, когда гость решил всё-таки угоститься фруктами с одного из подносов. Банан, необычайно яркий, очень интересной формы, иногда до приторности сладкий, даже странно, почему белоснежного привлек именно банан. Себек проследил за тем, как змей слизывает с собственных губ сладость, и непроизвольно сглотнул. Кажется, у того даже язык остался раздвоенным.
- Люди просят... милости. Снисхождения, - Хранителю Нила было до безумия сложно отвести взгляд от поблескивающих губ белоснежного. Они будто манили его, что-то нашептывали, оставаясь при этом неподвижными. Мысли гостя шелестели, но бессвязно, ускользали от понимания, будто дразнили бога. - Разве не все люди просят этого?
Бог чувствовал в себе самом отголоски полузабытого, глубинного чувства, дикого, почти звериного, но никак не мог понять, что было тому причиной. Присутствие гостя? Или его действия, каждое из которых оседало в голове образом и змеиным шипением?

Подпись автора

https://i.imgur.com/yYroqfU.gif

+4

12

Зель внимательно слушал бога. Вкушал и слушал. Что-то новое он ему вряд ли расскажет и все же, голос Себека был нашу приятен. Как и внимание его глаз. Он ощущал как смотрит на него этот бог и лишь внутренне усмехался, облизывая клыки, ощущая на кончике раздвоенного языка банан. Слишком терпковато-сладкий привкус у продолговатого фрукта. Интересно, у этого бога он такой же?

Госпожа Медуза! О чем только думает этот белокожий! Зель едва мотает головой отгоняя непрошенные мысли, устраиваясь на подушках более удобным и слушает. Запоминает, кожей впитывая голос собеседника. Глубокий и поистине мудрый. Только вот фырчит в ответ змей, явно не соглашаясь с замечанием Себека о том, чего ещё могут просить люди.
Люди вечно просят много. Милости и снисхождения? Только если припрет в край. Либо же это святые правидники да действительно не почерневшие душой. А так…

-Не все, о мудрый бог, - усмехается наш, окидывая мужчину снизу-вверх взглядом. - Чаще всего они прося богатства. Просят силы, власти. - змей откидывает прядь, что внезапно упала на лицо. - Меньше помощи в благородном деле, хотя не скрою, в мире много тех, кто действительно заслуживает помощи даже своими помыслами. - Зель замолкает, но видит заинтересованность Себека. -Но чаще, они просят об обратном… - поддавшись вперёд и глядя на него, заканчивает свою мысль наг.

Каждый взгляд в сторону хозяина дворца имел свою окраску и змей знал, что тому не удается проникнуть в мысли чешуйчатого. Каждый жест и изгиб брови словно заигрывание на что-то более опасное и интригующее, но Зель не заигрывал с богом, природная опасная плавность никуда не желала уходить. Хотя наг и не скрывал того, что этот властитель вод Нила ему интересен, да ещё и симпатичен.

-Люди коварны, Себек - он не открывал ему тайну, просто напоминал, отвлекая свой взгляд от мужчины, затянутого в одежду. Поднял его к высокому потолку, улавливая там резьбу и живопись. - Они просят слишком о многом, - шипит наг, - И даже те, кто имел в своей душе благородство и милость, часто оборачиваются темной жадностью и злобой. Я понимаю, каждому воздастся за его заслуги и грехи, но так ли это на самом деле?
Любопытный змей склоняет голову набок - снег волос струиться по подушкам, открывая изящную шею. Зель не соблазнял, наг давно понял в своих странствиях, что сам является соблазнением. Только не любил этим пользоваться, а сейчас, каждый его жест выражал больше любопытство и заинтересованность. В этом месте, в этой стране и… В Этом Боге.

Подпись автора

show of hands
https://i.imgur.com/FhW2b2A.gif x https://i.imgur.com/6ATQ611.gif x https://i.imgur.com/DN2LtGZ.gif
royal diadem
                          reflects

красота от Себека

+3

13

Белоснежный змей уже не выглядел чужеродно в подводном дворце бога. Виной тому была его расслабленная поза, змей будто бы излучал ленивую уверенность в том, что здесь ему ничто не грозит. Так и было, намерения Себека были дружелюбны и безобидны, а двигал ужасающим Стражем Нила интерес. Интерес в тех местах, откуда прибыл Зельакес, о тех историях, которые он бог бы рассказать. Интерес в самом госте. Божественный крокодил не был слеп, он видел, что Зельакес красив, с его красотой могли бы посоперничать только самые красавицы земель египетских. Белая кожа, отдающая перламутром, длинные реки волос цвета беззаботного облака в небе, светлые глаза. в глубине которых плещется опасность. Себек не видел своего гостя в бою, но почему-то был уверен, что и по самые локти в чужой крови он будет так же прекрасен.
- Возможно, ты прав, - Хранителю реки не хотелось спорить со змеем. - Быть может, у сестер и братьев моих смертные и просят богатства, земных благ, исполнения их самых глубинных желаний. Но не у меня.
Себек слушал шелестящий, спокойный голос Зельакеса и думал. Его гость был очень невысокого мнения о людях и их желаниях, будто бы осуждал их за то низменные пристрастия к богатой и сытой жизни. Сам крокодил видел и слышал несколько иное. Тихую мольбу девушки о возвращении любимого с того берега бурного Нила. Молчаливую благодарность торговца, омывающего уставшие руки и ноги в прохладных водах. Волнительную радость ребенка, собирающего букет из прибрежных цветов для своей семьи. Себек никогда не считал себя выше или важнее своих родичей, но благоговейный трепет перед Нилом, его Хранителем и его клыкастыми стражами он отрицать не мог.
- Их век недолог. Смертные хрупки, как первые бутоны цветов. И вздорны, как маленькие дети, - Себек позволяет себе тихий и тяжелый вздох. Впервые он показывает кому-то свою усталость. Удивительно, но боги тоже устают, устают от бесконечных войн, нескончаемых прошений. Если бы божественный крокодил не был хоть вполовину так милостив, то он бы начал осушать Нил, посылать своих стражей наводить ужас на смертных, лишать посевы полива, травить мутным илом питьевую воду. И всё же он этого не делает, даже тогда, когда волны реки становятся солоны от пролитой людьми крови. От одних воспоминаний становится не по себе, как-то раздраженно и зло. Себек смотрит в сторону от Зельакеса, хмурится и молчит, давя внутри хищническое. Он милосердный бог, он понимающий и прощающий, но в гневе он страшен, как первородная стихия, как обезумевший хищник. Такой хищник даже белоснежного гостя заставит поостеречься. Очередной выдох, и Себек напоминает себе, что он не один, у него красивый гость из дальних земель.
- Там, откуда ты родом, Зельакес, тоже есть боги? Какие они? Кого твой народ просит о милости? Или, может быть, о богатстве, славе, взаимной любви?
Себек поднимается на ноги, неожиданно грациозно, совсем непохоже на крокодила. Его шаги утопают в ткани, умолкают неспетым ритмом, когда он подходит к змею ближе. Бог плодородия касается свободной белой пряди руками, такой гладкой, шелковистой, прохладной, пропускает её сквозь пальцы, дает дымкой ускользнуть из хватки.
- Или среди них есть такие, кто даруют воинам жестокость, кровожадность? Или, может быть, те, кто утоляют их голод, похоть, взращивают в них ненависть? - град вопросов срывается с языка и повисает паутиной в воздухе. Себек уже не уверен, спрашивает ли он о богах змей, потому что хочет знать ответы, или потому что хочет слышать мягкое шелестение чужого голоса.

Подпись автора

https://i.imgur.com/yYroqfU.gif

+3

14

Зель внимательно смотрел на мужчину. На бога. Именно Бог сейчас рассуждал о том, какие бывают люди, заставляя змея усмехаться, откидываясь на подушки. Он видел много людей и не все блистали тем, что молили богов о мире и помощи. О мудрости и процветании. Чаще их молитвы действительно сходились к тому, что они просили о богатстве, о удаче в битвах и победе. О проклятьях для кого-то иного. Люди такие странные. 
Зель нахмурился, припоминая всех тех, кто ему встречался в в дорогах. А все же Себек был прав, люди разные, как и ситуации. - Хм, потому вы, боги, и посылает кары на их головы? - усмехается хищник, скользнув уже вполне человечьим языком по губам. Он смотрел на мужчину и ощущал как в том на миг проскользнула кровожадность, от которой у самого внутри все свернулось кольцами, опасно шипя. Змею понравилась эта нотка кровожадности, мелькнувшая в крокодильем боге.

Змей замирает в опасной позе, ощущая бога слишком близко. Высунув кончик языка пробует воздух, вдыхает аромат и не сводит с него глаз - манящих, колдовских, с вертикальной щелкой. - Там есть богиня. Прекрасная, жестокая, яростная, милостивая к своему народу. - тихо шепчет он, почему-то поддаваясь странному очарованию, перемежая свои ответы с вопросами Себека.
- Мы ее клинки, еще щиты... Она ведет нас в бой, порой даруя любовь, чтоб могли продолжить свой род. - Медуза выступала разной и любой ее любили те, кто поклонялся и почитал эту богиню. Зель тоже являлся клинком - призовет свой народ к битве Медуза - и он уйдет, послушный этому приказу.

- Ненависть? - смеется наг, запрокинув голову, разметая серебро волос сильнее по подушкам. Кажется, что каждый изгиб его тела, каждое его движение, голос, невольно гипнотизируют Себека, соблазняют. Но змей даже не пытался это сделать. Подтянув колени и устраиваясь еще удобнее, он склоняет голову, улыбаясь. - Мы испытываем ненависть лишь тогда, когда того требует месть. Мы мудры, так как мудра и наша Богиня.  Мы хитры и жестоки в охоте или в битве. - Зель'акес подымается на ноги, а богу могло показаться, как подымается сильное и мощное, высокое, змеиное тело. И нет, сейчас он не оборачивался. И если при переходе тот хоть что-то заметил, то сейчас богу позволено было ощутить силу змея, которого он пригласил в гости.

- Мы любим страстно и на всю жизнь. - вплотную и молниеносно приблизился к высокому богу. - Мы молим ее о том, чтобы потомство выросло сильным, и слабейших мы не убиваем. Им тоже есть место  в нашем племени... - шепчет в губы, дразня по-змеиному, опасно. Один неверный шаг, один неверный жест и змея вонзит свои клыки, выплескивая яд. Но каким будет яд этого нага, если на его провокации ответит Владыка Нила? И нет, во рту скапливался не ядовитый яд, а вязкая слюна. Зель втянул одуряющий аромат опасного хищника и попытался отстраниться - опасно тот пах кровожадностью, сквозь напыление мудрости и милости.

Подпись автора

show of hands
https://i.imgur.com/FhW2b2A.gif x https://i.imgur.com/6ATQ611.gif x https://i.imgur.com/DN2LtGZ.gif
royal diadem
                          reflects

красота от Себека

+2


Вы здесь » Pirate's Life » Flashback|Flashforward » Белым по желтому