Pirate's Life

Объявление

НОВОСТИ ФОРУМА

05.02.2017. Напоминаем, что Рейтинг игры NC21. Тип игры: эпизодическая. Темп игры свободный (от поста в месяц, до спидпостинга) Вопросы в ЛС к Black Mark.
20.10.2016 Дизайн форума выполнила Ashley Green.
СОТРУДНИЧАЕМ
ГОЛОСУЕМ ЗА ФОРУМ
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
ОБ ИГРЕ
• Золотой век Пиратства - общее обозначение активности пиратов, охватывающее период с 1650 по 1730 год. Это наше время, наши моря и наши правила.
Pirate's Life



ВАЖНЫЕ ССЫЛКИ

• Сюжет
• Правила
•Акции
•Новостная лента
АДМИНИСТРАЦИЯ
• Erick Flamestorm
• Black Mark
• Shia
МОДЕРАТОРЫ

• Captain Jack Sparrow - наш PR-щик

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pirate's Life » Alternative » Hungry like the wolf


Hungry like the wolf

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

— Hungry like the wolf —
Sauron & Witch-King of Angmar
[tolkien's legendarium]

https://i.imgur.com/jsAhYyT.gifhttps://i.imgur.com/nP8IJpv.gif
https://i.imgur.com/iYRaiKT.gif
https://i.imgur.com/X2q3uTB.gifhttps://i.imgur.com/Xin70u1.gif

Hidden Citizens - Hungry like the Wolf
— Описание эпизода —
— Знаешь... я бы хотел повстречать тебя в самом начале пути. В ту эпоху, когда ты был мальчишкой, посмотреть, как сложились бы наши отношения тогда... да, я бы хотел встретить тебя много эпох тому назад, — озвучивает он вслух то, над чем, пожалуй, никогда прежде не задумывался и не позволял себе даже. То, что ему пришло в голову только сейчас, после всего переосмысления произошедшего.
— Боюсь, Хэлкар, в то время не существовало не только тебя, но и всего твоего рода. – Снова улыбка, теперь уже маской скрывающая истинные эмоции. Вспомнил свое рождение, если это можно назвать так, а потом переход в физический мир. Амбиции, желание стать лучшим, желание не подвести.… Насколько же мы похожи на самом деле, мой милый Король? Две стороны одной медали…— Но есть то, что я могу показать тебе...

[NIC]Sauron[/NIC][STA]Red Eye of...[/STA][AVA]https://i.imgur.com/tn3SQvz.gif[/AVA]
[SGN]

http://i.imgur.com/rqq6MrQ.gif

http://i.imgur.com/Zw0VNnn.gif

http://i.imgur.com/EjIiwIq.gif

[/SGN]

Подпись автора

https://i.imgur.com/i54UT9o.png

+16

2

-{1}-
Burning the ground I break from the crowd
I'm on the hunt I'm after you
Scent and a sound, I'm lost and I'm found
And I'm hungry like the wolf

Зима в том году выдалась лютой  и не желала отступать даже тогда, когда пришло время выгонять овец на пастбища и наблюдать первый урожай. Одни люди сетовали на то, что пришла черная пора, другие стращали первых и велели им помалкивать, потому что того и гляди эти самые времена и настанут. Но, несмотря на это жизнь крестьян текла своим чередом. Женщины готовили, стирали, развешивая белье по веревкам и обсуждали, чей сын или дочь стали достаточно взрослыми, чтобы выдать их замуж. Мужчины возделывали поля, ходили на охоту, случалось и такое, что рыбачили, но для этого приходилось уходить более чем на сутки в сторону леса, который стал еще более опасен, чем был. Не проходящие холода гнали диких животных в города. Волки и медведи нападали на скот, а порой и на людей. Не раз и не два обычный люд просил своего правителя о защите, но тот пока не спешил уладить эту проблему. Как будто ждал, что она решится сама собой, либо же момента, когда эта самая проблема стукнет его по носу или укусит за пятку.
Лес обступал город с восточной стороны и был таким плотным, что казался еще одним кольцом стены. Каждое утро туман набегал на камень, пытаясь укутать все вокруг белой пеленой. И в этот день было так же. Сначала в серебряной дымке показался силуэт приближающегося животного. Стража у ворот, до этого момента дремавшая, начала следить за приближающимся. Пока что их алебарды были прислонены к камню позади спин, а сами они сидели на паре огромных валунов, которые поднять мог разве что великан, но таких тут, впрочем, как и троллей, не водилось с незапамятных времен. Животное тем временем приближалось, и теперь можно было разглядеть потускневшие от голода янтарные глаза. Волк остановился достаточно близко, чтобы можно было рассмотреть его серую и спутавшуюся шерсть, грязные по локти лапы, да рваное ухо, но достаточно далеко, чтобы стража не достала бы его пиками, и было время ускользнуть обратно в подлесок. Где-то с минуту животное и человек смотрели друг на друга. И если у старшего присутствие зверя не вызывало никаких эмоций, то через какое-то время этих гляделок человек помладше потянулся за оружием. Заметив это, волк припал на передние лапы и склонил уши к голове. Пока что не рычал, но беззвучно скалился. Старший только хохотнул и покачал головой, перехватывая руку новобранца. Он мог его понять, все же нервы парнишки были на взводе, но устраивать бессмысленное кровопролитие здесь и сейчас не имело смысла.  Явно поняв, что его видеть не хотят, волк снова скрылся в тумане.
Его путь на этот раз лежал вдоль стены, где как он знал, есть лаз. Пробитая детворой решетка, через которую стекали сточные воды. И она была как входом, так и выходом из города. Конечно, стража и прочий люд пользовались так называемыми собачьими калитками, проделанными в некоторых местах стены, но вряд ли волка бы через такую пустили. Через некоторое время пробежки рысцой он, наконец, увидел его, сток в стене, который черной дырой зиял в тумане. Зверь пригнулся и просочился, пачкая брюхо и часть шерсти в грязи и чем-то более худшим, но в его ситуации выбирать не приходилось.
Город только просыпался в это время. Крестьяне и люд открывали свои лавочки, вельможи - нежились в кроватях. Это было идеальное время, чтобы проскочить мимо толпы, которая еще не собралась, и попасть в гавань, на пристань. Ему на самом деле не нравились слухи, которые доходили из людных мест. Он заметил, что все чаще охотники появляются в лесу и все больше его соплеменников убивают, забирая шкуры не то для ковров, не то для чучел. В любом случае, они пропадали, и если их вожак был прав, то виной всему были не волки и даже не он, а кто-то другой. Кто-то, кто жил глубоко в лесу, рожденный тьмой. Его боялись и птицы и звери. Вожак не боялся, но не ходил в ту часть леса, как будто чего-то ждал. Только, чего?
Уже какое-то время волк лежал на камне в стороне от пристани и наблюдал за тем, как рыбаки грузят лодки сетями, выгружая из них рыбу в корзины. Он не чувствовал голода сейчас, ибо их вожак не имел привычки оставлять стаю без еды. Да и от запаха рыбы, честно говоря, хотелось выблевать все съеденное ранее, ибо чуткое обоняние не выдерживало запаха рыбьих потрохов. Он ждал, ждал так долго, что солнце уже почти достигло своего зенита и пришлось прятаться как от него, так и от людей. Он ждал, потому что ему приказали ждать. Большого корабля, на котором должен был приплыть другой вожак, вожак людей и он вызывал интерес. Не у него, но у его альфы. Альфы, что мог обратиться и быть подобным другим людям. Это пугало сначала, но потом они привыкли. И теперь он присматривал за ними и новые слухи вызывали у него беспокойство, к которому примешивался запах нетерпения, он отчетливо это чуял, когда слушал приказы. Иногда казалось, что чутье подводит зверей, и они чуют только то, что им позволяют, но это было глупо. Не было на свете ничего острее и сильнее, чем обоняние волка.
Наконец он увидел его, - корабль, который был больше, чем остальные. С черными парусами и черными бортами. Больше похожий на пиратский. И в этом, наверное, был смысл. Так можно было без опаски пройти эти воды, не боясь нападения. И это были не его мысли, но мысли альфы. Казалось, что сейчас он смотрел его глазами, сидел рядом, а его пальцы перебирали спутанную шерсть. Приносили спокойствие. Зверь прикрыл глаза, кладя голову на невидимые колени. Что не могло продолжаться долго, корабль причалил, и с него начали на сушу сходить люди. Воины, если быть точным. Они окружали кого-то еще, кто шел позади, за их спинами, как за щитом. Именно его хотел видеть альфа, но пока что сделать этого не представлялось возможным. Когда толпа и прибывшие ушли вглубь города, волк поднялся и, перебегая от укрытия к укрытию, пошел следом, пока что наблюдая.

____  || ____  || ____  || ____


Смотря в прошлое сейчас, я понимаю, что был прав. Прав, когда отправлялся в эти всеми забытые леса для того, чтобы вывести новую породу тварей. Волки принимали меня за своего, пока что, не зная, что уже скоро они станут кем-то или чем-то более ужасным. Я был для них лидером, но в то время еще не знал, что перед этим, мне придется решать проблемы людей. Люди, наблюдая за ними уже какое-то время, я знал, что все они подвержены одним и тем же слабостям и всегда жаждут только одного. Почти одного, ведь  в итоге это их разное сводится к  утолению своего эгоизма. Самая большая шутка Эру за век его существования – дать вам свободу воли и короткую жизнь, которой вам не хватало, чтобы получить желаемое. И именно благодаря этой слабости я знал, что рано или поздно они будут на моей стороне. Но мне не нужны были все подряд. Мне нужны были те – избранные. Те, кто не пожалеет свой род, те, кто готовы будут идти за мной до конца. Те, кто готов будет отдать за меня не только свою жизнь, но и то единственное, самое ценное, что у них есть – свою душу. Ведь тело, это всего лишь тело. Но дух, что заключен в этом теле.… Может быть я судил других по себе, так как эта физическая форма была мне навязана моим пребыванием в порченной Арде, но чем действительно дети Эру отличались от тех, кого он создал до…? Ведь если так подумать, то сейчас вы были более похожи на меня. Духи, что могли жить в нескольких измерениях сразу. Там, где вас ощущали и видели живые и там, где они не могли этого сделать. Да, это мало было похоже на существование тех же Валар, но согласись, мой дорогой Хэлкар, что в этой своей новой жизни вы были намного сильнее и намного более живыми, чем до встречи со мной. А может быть так, я просто оправдываю себя, как будто есть за что. И кто, скажи мне, сделал меня таким легковерным и таким склонным к саморазрушению и самокритике? Уж не ты ли?
Но пока мои великие планы по завоеванию и порабощению оставались всего лишь планами. Сейчас меня интересовали дела более насущные. Я действительно жил в лесах в то время, предпочитая передвигаться в обличие огромного волка, который иногда приходил на помощь другим. Не трогал я только людей, потому что это было опасно. И вот мои опасения действительно подтвердились. Что-то или Кто-то вылез из Тьмы, что пока была мне не подвластна, и решил потревожить покой горожан. Я не боялся, но был не готов встретить Это лицом к лицу. Можно было послать кого-то на разведку, но я так же медлил. Честно сказать, причина была одна. Чтобы я не создавал, к чему не стремился, чего бы ни делал – как создатель, я привязывался к своим созданиям и не мог просто так отказаться от них. Так было с волками, так будет позже. Многим-многим позже, когда Ородруин будет извергаться, потому что в его жерло скинули не просто золотую побрякушку, но часть меня, умирающую и стенающую. Что еще могло заставить случиться тот катаклизм, который, в конце концов, поглотил Мордор?
Но я отвлекаюсь. Это не то, что я бы хотел тебе показать, но ведь истории всегда рассказывают с самого начала. Наше было тогда, когда ты сошел со своего корабля и еще не знал, что именно тебе придется разбираться со всем тем хаосом, в котором погряз город. И уж точно никто из нас не знал, что эта встреча будет не единственной и последней.

____  || ____  || ____  || ____

Волк бежал. На этот раз бежал, петляя между лавочками и телегами, бежал мимо людей, которые вскрикивали и сыпали ему вслед проклятия. Он не понял, как это произошло. Просто в какой-то момент его заметил один из телохранителей, а следом и стражники. Они гнались за ним по пятам, пытаясь загнать, а он искал выход. Он чувствовал, что его вожак с ним, помогает. Это было странное чувство, но оно было. Зверь бежал дальше, снова и снова опережая своих преследователей, пока копье не пронзило его шкуру на загривке, и он не завис в момент прыжка. Какое-то время его терзала боль, потому что он чисто рефлекторно двигал лапами, но потом боль ушла, и ни стало ничего, кроме темноты.
- Опять зверье повадилось! Только этот более смелый, чем остальные. – Один из стражников города ругнулся и сплюнул. Люди нервничали и переговаривались. Старухи и мамки держали детей на руках, ругая зверье и все, что с ним связано. Они ведь не знали, что страх их выглядит иначе, совершенно по-другому.
- Говорят, что там, в лесу живет зверь страшнее, чем обычный волк. И не зверь то вовсе, а зло, принявшее облик зверя.
- Такому великому мужу, не интересно слушать сплетни черни, а ну разбрелись! –
кто-то из высокопоставленных сделал знак рукой, и процессия двинулась дальше, к замку, разгоняя людей и толпу, что продолжала гудеть. Но все смолкли, когда со стороны леса послышался вой. И не вой то был, а скорее рев или крик полный мук и страданий. Толпа бросилась врассыпную, оставляя процессию на улице. Не желая тоже долго задерживаться, вельможи повели за собой оставшихся на улице людей.
По чаще леса тем временем действительно раздавался крик боли. Там, где жили волки, на ветвях дерева полулежал юноша, которого можно было принять за эльфа, он и позволял выглядеть себе так. Быть молодым и красивым. Белые волосы его были похожи на серебро, а глаза сверкали янтарем. Он носил белые одежды и ходил на босу ногу. Когда копье пронзило волка в городе, он вскочил с места и, пробежав несколько шагов, почти упал, оперевшись на ближайшее дерево. Его трясло, он все еще не мог привыкнуть чувствовать боль и смерть других. Он чувствовал их уход, как свой и кажется, начинал понимать, почему люди так боялись своего конца. И оттого ему хотелось еще быстрее покончить с ними. Захватить все государства и все земли только затем, чтобы воцарился порядок и равновесие. Дать возможность тем, кто этого достоин, жить почти вечно, а тем, кто был слаб – быстрый и беспощадный исход.
Сейчас он переживал смерть волка, которого сам отправил следить. Обдумал и решил пойти на такой шаг, хотя его план был еще далек от завершения. Звери, что лежали рядом так же повскакивали со своих мест и когда юноша закричал, вторили ему воем. Они не знали, что произошло, но по его виду догадывались. Они потеряли еще одного, потому что каждый раз они видели слезу на лице своего альфы, который лежал после всего подолгу, обнимая их всех и греясь в их тепле. Один большой ворох меха посреди поляны. Звери всегда были честнее, чем люди и более открыто проявляли свои чувства. Ему это и нравилось в них. Их открытость и более ясный взгляд на жизнь. Люди все усложняли, хотя они не могли сравниться с эльфами, а те с Валар, которые  сначала устроили катаклизм на все Средиземье, а теперь спокойно себе отсиживались на острове, который никто не мог найти. Даже эльфы, которые уже стремились назад, в земли, которые помнили, под сень деревьев, тени, что отбрасывали древние, почти что боги. Первые, кого создал Эру для своей песни. Он помнил ее, и те времена, когда она была гармоничной, звучала по первоначальному смыслу, помнил и позднее, последние ее аккорды, когда Мелькор только начинал свой поход против Света. Помнил, как Элуватор вставал со своего трона, повергая темные аккорды в ничто.
Он не вырос с волками, но пришел и жил, почти как они. Принимал облик одного из них и носился по лесу с другими, охотился, искал лучшее место. Это он привел их сюда, и он сразил их прошлого вожака, который хоть и был силен физически, но так же был слаб духом и предпочитал не думать о тех, кто шел за ним. А этот думал. Более того, он привязывался к ним все сильнее, а они к нему. Вот и сейчас, когда он все же опустился на землю, пачкая и одежду, и волосы, и лицо руками, которые были в земле, они собрались вокруг него, чтобы поддержать, дать понять, что он не один. Они стая, - они одно целое. И это целое только что потеряло одну частицу себя. И пожалуй не было горя, сильнее, чем это. Они потеряли так много своих, что с каждой новой потерей, чувствовали, как уходит что-то важное, но так как были зверьми, не могли понять они, что именно. Он мог, но молчал и не открывал им правды, ведь это и было частью его плана. Закалить их, сделать сильнее и постепенно, когда тьма,, его тьма полностью заполнит их, они изменяться не только внутри, но и внешне, физически становясь другими.

____  || ____  || ____  || ____


Я смотрю в прошлое и вижу все так, как было, как будто оно и не прошлое, а настоящее. А что же видишь ты? Помнишь ли вообще эти события или они стерлись за тысячелетия служения мне? Ощущаешь ли тот же ветер, который ощущаю я, находясь сейчас не в отеле на берегу океана, а там, в лесу, в окружении зверей и деревьев? В то время, я мог бы с уверенностью сказать, что стал менее похож на себя, на того, кого проклинали и сторонились, боялись, как Темного Властелина, а стал кем-то вроде лесного стража, что обитал рядом с западными норами Хоббитов. Как звали того добряка? Не помню, знаю, что он жил там и не было ему дела не до кого, кроме своей жены, леса и владений. Если так подумать, что бы мы сделали, достигнув его границ? Скорее всего, ничего, ведь я всегда жаждал порядка, а именно там, в чаще зачарованного леса, он царил безоговорочно.
Скажи мне, Хэлкар, начал ли ты уже жалеть о своей просьбе? Ты помнишь, чем все закончилось тогда? И можно ли назвать то концом, что стало началом. Видишь, оказывается, мы встречались ранее и уже тогда, я знал, что ты будешь рядом. Смотрел в твои глаза цвета плавленой стали и видел в них решимость, сравнимую с моей. Или мне так казалось тогда. Но ведь в итоге, кто стал самым первым подле меня? И было то мое желание, твое или же судьбы? Все в нашем мире результат песни и все наши действия были заложенный в ней. Так почему мы снова и снова пытались изменить что-то? Даже сейчас пытаемся.
Я не был уверен, что поступаю правильно, но иногда, действительно хочется вернуться назад, далеко-далеко, когда о нас еще не говорили, о нас еще не знали, думая, что я умер, исчез с лица Средиземья. В итоге же, просто прятался, предпочитая отдых, наскучившим мне планам. Когда у тебя в запасе вечность, ты можешь позволить себе отдых длинною в несколько столетий. Именно столько я хотел провести в компании зверья. Какие еще планы я преследовал? Слишком много, чтобы можно было составить четкий и полный список.
Знаешь, иногда я точно так же, как мы сейчас, любил вспоминать прошлое. Пара столетий отдыха, длящиеся несколько часов. Когда у тебя есть возможность помнить все, что ты когда либо прожил, это чаще всего проклятье, но из любого проклятья можно выжать и положительные качества. Странная штука, память, она существует иначе, чем думают о ней люди, по своим собственным законам. Время, они считают, что время нельзя подчинить, считают, что мы живем здесь и сейчас и нет возможности быть где-то еще, где-то там, в другом месте, в другое время. Но, они ошибаются. Ни раз и не два я погружался в то, что люди называют время и смотрел, жил там, где они считают, что уже не будут жить. Но ты ведь и так это знаешь? Сколько раз ты уже путешествовал вот так в другие миры, в другое время, к другим людям? Перемещался в пространстве и времени, жил по чужим законам. Но ведь, так ли далеко ты был от того, что мы называли настоящим? Да и что такое настоящее? Момент, когда ты дал мне новое тело, или же момент, когда мы стали едины? Момент, когда ты принял от меня кольцо власти или же когда прибыл в Арду, чтобы править и обрести силу? Это все настоящее Хэлкар, ибо нет ни прошлого, ни будущего, есть просто момент времени, в котором мы живем и который нам хотелось бы остановить.
Как сейчас, когда мы лежим на этой кровати, а ветер легким бризом задувает через открытые окна, колышет занавески. Момент, когда ты лежишь и видишь, - что ты видишь? – прошлое, а я наблюдаю за этим, приподнявшись на локте и так и застыв. И сейчас ты находишься в том настоящим, в котором хотел бы оказался и был. Видишь, это не так уж и сложно.

____  || ____  || ____  || ____

Лес все еще спал, не спеша сбрасывать с себя тень зимы. Хоть в его чащах уже пели птицы и журчали ручьи, но множество деревьев все еще стояло без крон. Зверье, что уже  использовало все свои запасы на зиму, искало, чем бы поживиться, все чаще подвергаясь атакам хищников. Медведи вылезали из берлог, добираясь до водоемов, которые были покрыты льдом по большей части. Приходилось пробиваться сквозь него, чтобы раздобыть еды, но кто в лесу может быть упорнее, чем голодный медведь, что только-только отошел от зимней спячки?
Прошло несколько дней с того момента, как корабль прибыл в порт. Юноша все чаще появлялся в образе гигантского волка, который то здесь, то там мелькал средь деревьев. Он знал, что рано или поздно ему нужно будет выяснить, что за напасть обитает в этом лесу. Но не был готов подставлять своих подчиненных, которые были еще не в состоянии справиться с кем-то большим, чем они сами. Он же, он всегда мог стать собой. Тем собой, которым стал после того, как Мелькор позвал его за собой. Черным доспехом без души, но с духом гораздо более сильным, чем у любого человека или живого существа. Он не являлся никем из ныне живущих на земле. Разве что Истари могли сравниться с ним, но они рассеялись по всему Средиземью, чтобы защищать эти земли. Но, кажется, они встретили на своем пути что-то более интересное, чем извечный враг всего живого.
Он видел тьму, что окутывала эту часть леса и подолгу сидел, вглядываясь в нее, но не находя ответа. Когда ты подолгу смотришь в бездну, то она начинает вглядываться в тебя, оставляя свой след. Вот уж шутка судьбы, неужели в то время в нем оставалось что-то действительно светлое, что могло привлечь ее? Вряд ли, но, тем не менее, они смотрели, вопрошали и не давали ответов, бесконечный круговорот, который должен был рано или поздно закончиться. И пока у него было время изучать, он предпочитал сохранять дистанцию. Так было до того дня.
Лай собак, ржание коней и крики людей, подгоняющие и тех и других. Типичные звуки, которыми сопровождалась охота, и не было секрета в том, на кого она велась. Уже какое-то время он раздумывал о том, что нужно подтолкнуть людей к разгадыванию тайны зла, и в какой-то момент он сам думал прийти в город, но как оказалось, это было и не нужно. Люди сами пришли к нему и теперь оставалось только подтолкнуть их в нужную ему сторону. Легкая задача, если так подумать. Но она осложнилась. Все и всегда идет не по плану. Будь ты хоть сто раз великим стратегом и тактиком, одна мелочь, незначительная по своей величине, могла испортить все. И как потом ты не пытайся, уже ничего не поделать.
Стая в тот день была занята тем же, чем занимались люди. Искала себе пищу на ближайшее будущее, но едва заслышав толпу, он приказал им возвращаться. Не хотел терять больше никого из-за трусости людей и собственной глупости и звериной неосторожности. Хотя, если говорить честно, то волки были многим осторожнее, чем он. Но, как и было сказано, он учился у них и стал в какой-то мере более терпелив. Научился выжидать и ожидать, быть осмотрительнее. За ним и без этого закрепилось звание самого хитрого и самого подлого существа в Средиземье, но никто не остается мастером, если не упражняется в мастерстве и не совершенствует свои навыки. Он не был исключением, находя тем самым что-то новое и интересное. Когда живешь слишком долго, все привычное начинает быстро надоедать.
Он сам шел через лес, обходя деревья, почти скользя мимо них. Матерый белый волк, что достигал высотой холки уровня груди самого статного человеческого мужа. Звуки, которые издавали люди, приближались и все бы ничего, но были те, кто ослушался его. Он остановился у дерева, прячась в его тени и наблюдая, как одного из его... подопечного загоняют. Юноша только вздохнул, скидывая обличие зверя, и принимая вид испуганного ребенка, который пытается защитить свою собаку, выскочил перед лошадью, отгораживая волка от всадника и его меча. Он вскинул руку и выпрямился, когда конь встал на все четыре лапы. Медленно, его взгляд прошелся от копыт животного до его морды, а потом упал на всадника. Он смотрел в глаза цвета стали и не было в его собственных уже испуга, только спокойствие. Оно плескалось в золоте его глаз, умело маскируя поднимающийся гнев. Еще один трюк, которому он научился у людей. Скрывать эмоции, прятать их так глубоко, чтобы никто не увидел и не узнал.
- Зачем вы пришли? Тьма, что терзает ваш город, живет на севере отсюда, - его рука указала в сторону, а потом опустилась. - Убив всех зверей в лесу, вы не спасете ни себя, ни свой народ. Так зачем вы здесь? Ради развлечения? Как глупо заниматься подобным, когда простой люд страдает.
Он сделал несколько шагов назад, давая возможность зверю убежать. Да и стоять, когда тебе в нос упирается лошадиная морда, то еще удовольствие. Он удерживал ее под уздцы, перебирая пальцами свободной руки по ее носу. Лошади всегда были тупыми, пугливыми животными и рядом с ним они становились почти не управляемыми. Приходилось прикладывать усилие, чтобы они не ощущали его темной сущности. Но при всем при этом он не сводил взгляда с человека, который сидел верхом над ним. Но ведь не всегда нужно быть выше, чтобы действительно стоять над кем-то...

[NIC]Sauron[/NIC][STA]Red Eye of...[/STA][AVA]https://i.imgur.com/tn3SQvz.gif[/AVA]
[SGN]

http://i.imgur.com/rqq6MrQ.gif

http://i.imgur.com/Zw0VNnn.gif

http://i.imgur.com/EjIiwIq.gif

[/SGN]

Подпись автора

https://i.imgur.com/i54UT9o.png

+16

3

[NIC]Witchking of Angmar[/NIC][AVA]http://s4.uploads.ru/t/b5tfz.gif[/AVA]

There was a boy
A very strange enchanted boy
They say he wandered very far, very far
Over land and sea
A little shy and sad of eye
But very wise was he

В краю холодном, что за много миль от сих далёком, раскинулось одно королевство людское.
В краю, где лёд и снег, где мрак и смерть. Где сосны высоки, а моря глубоки. Здесь холод царил большую часть года. Здесь зимы были страшнее зверей, забирая жизней больше. Но, именно благодаря этому суровому укладу жизни, люди, живущие в нём, были закалены настолько, что ничем их было не сломить. Средь мощных многовековых льдов и суровых вьюг, построилось королевство сильной династии сильных людей. Отважных, честных и непобедимых. Огромное мощное государство, единое под правление одной единственной королевской семьи. Все соседи их были давно завоёваны и присоединены к ним. Королевство границами своими простиралось на многие мили где только была земля.
А именно потому, наверное, правитель этого государства решил, что пора рискнуть и перебраться через большую воду. Так первые люди этого рода и отправились на континент. Спустя какое-то время, судоходство было отлажено и многие люди переселились в деревеньку рыбацкую. Их семьи росли, как и само поселение. Но, так как те были далеко от власти короля и родного дома, они отбились совсем "от рук", стали сами по себе. Продолжаться так не могло, это был беспорядок, страшный хаос неповиновения. Правитель чувствовал, что власть ускользала из его рук из-за того, что руки его просто не дотягивались до той земли. Нужно было править жёстко, стоя прямо за спинами горожан грозной тенью, чтобы они не просто верили, но видели своего владыку. Однако же, и просто взять, да и покинуть свой народ навсегда, он никак не мог. Оставить трон без присмотра, чтобы всё его королевство развалилось на части из-за интриг наместников? Ни за что, ведь он и его предки так долго бились за это единство. Так что, мудрый король принял решение доверить эту миссию своего старшему сыну. Наследнику престола. Тому, кому он доверял, тому, кем бесконечно был горд. В ком был уверен, как в себе. В ком чувствовал ту же силу крови своего рода.
И было совершенно неважно, что сам Хэлкар думал об этом...
http://sd.uploads.ru/t/swBKI.png
Доски из чёрного дуба над головой скрипели, но не поддавались натиску бушующих тёмных вод бесконечного океана. Чернее самых грозных туч паруса хлопали на ветру. Звенел вымокший насквозь такелаж. И в дверь в каюту юного господина раздался робкий стук. Сидящий за столом юноша с кожей белее снега с горных вершин, поднял голову:
- Заходите, - оповестил он и человек в доспехах заглянул внутрь. Несмотря на то, что заглянувший внутрь воин был раза в два старше наследника престола, глядя в глаза принца, его пробивала дрожь. Хэлкар был ещё юн, но в одном только его сером взгляде, полном стали и холода, читалась пугающая мощь. Очерчены они были чёрными ресницами, создавая ещё больший контраст с кожей. Его чёрные, с серебряным отливом, волосы, были жёсткие и словно бы сотканные из чистого мрака. Острые скулы выделяли мужественную челюсть и придавали ему схожесть с мраморной статуей. Тонкая полоска бледных губ почти никогда не искривлялась улыбкой. Сильная шея, широкие плечи и небывалый рост для юноши его возраста.
Но не только внешность кричала о превосходстве Хэлкара над прочими. Все знали не по наслышке о его талантах в военном ремесле. Он был хорош как в стратегии, так и, непосредственно, в бою. Ничего удивительно, конечно, в том не было, ведь у мальчишки были лучшие учителя, каких только можно было найти, хотя, конечно, и без того чувствовался талант к этому. Возможно просто, это всё было у него в крови. Но каждому воину Хэлкар давал сто очков вперёд.
- Мы причалили, - оповестил воин, в конце концов, тяжело сглотнув.

И правда, после долгого изнурительного плавания, корабль, наконец, причалил к незнакомым Хэлкару берегам. Когда он вышел из каюты, его встретил ледяной порыв ветра, растрепавший его волосы, но не заставивший юношу поморщиться или поёжиться хоть как-то. Юный правитель здешнего края стоял гордо и прямо, не сгибаясь под натиском приветствия непогоды нового для него королевства. Пусть и его королевства.
Хэлкар не страшился ничего и не смутился даже в месте, что было ему чужим. И всё же, отряд лучших воинов его племени окружили его, каждый из которых был готов пожертвовать жизнью ради него. И, отдавая дань традициям и правилам, он не сопротивлялся охране, а лишь молча следовал за ними. Вся процессия медленно, но громко, из-за топота солдатских сапог и скрежета доспехов, сошла по трапу вниз. Там их ждала толпа зевак и любопытствующих, которую пришлось разгонять, чтобы хотя бы иметь банальную возможность пройти. Хэлкар и глазом не повёл, даже когда шум стал нарастать. Даже когда он понял, что шум не из-за него... какой-то зверь очутился в городе. Но и его юноша не увидел за плотным конвоем своих преданных защитников. Однако не мог не отметить, что зверьё в городе - плохой знак. Непорядок.

⊗ AURORA – Nature Boy ⊗
http://s5.uploads.ru/t/L6qZb.jpg

С тех пор, как Хэлкар причалил к этим берегам и воссел на свой законный трон, заняв местную крепость, прошло уже несколько дней. Вернее будет сказать, ВСЕГО несколько дней, но за это время юный правитель много уже успел сделать.Он полностью взял под свой чуткий контроль все сферы деятельности поселения. Провёл перепись населения. Произвёл пересчёт продуктов, оружия, домашней скотины и прочего. Завёл новые порядки и издал пару новых законов. Город преображался на глазах, хотя и не всем нравились новые порядки. Но Хэлкар знал, что изменения это пусть и всегда не просто, но всегда к лучшему. Ко всему прочему, он не боялся ничего и никого, а правил более, чем уверенно, как будто занимался этим всю жизнь. То ли от своего отца это перенял, то ли попросту это было у него в крови.
Дел он переделал много, но впереди ожидало ещё больше. Отдыхать ему было некогда, как отец и предполагал, тут нужна была сильная власть сильного человека, чтобы поддерживать порядок и достаток. Но всё же, через какое-то время, даже его советники забеспокоились и стали предлагать юному господину взять перерыва и передохнуть. Тот работал и днём и ночью, так что, каким бы молодым и сильным он ни был, спустя столько дней беспрестанного труда, кому угодно нужно было бы отдохнуть. И, поняв, что те не отстанут, он решил, что отправиться на охоту. Конечно, про себя он хотел лишь решить одну из проблем - сократить популяцию волков, что были достаточно смелыми, заглядывая в поселение, в чём он убедился ещё в первый день, как очутился здесь. Но прочим предоставил это так, будто бы охота была лишь королевской забавой.

Ранним утром, когда солнце ещё не поднялось из-за горизонта, юноша проснулся. Слуга, которому он велел разбудить его к рассвету, ещё не пришёл, от чего Хэлкар и понял, что ещё не рассвело, пускай окна в его спальне были занавешаны тяжёлыми шторами. Он поёжился на мятых белых простынях и не спешил просыпаться. Вид у него был такой же помятый, как и у простыней. И всё же, даже в этом его заспанном растрёпанном образе было что-то притягательно обаятельное.
Спустя час от того, как он проснулся, Хэлкар уже стоял на выезде из поселения. В тёмных лёгких и гибких доспехах он восседал на чёрном мустанге, что нетерпеливо бил копытом, желая поскорее рвануть диким галопом в самую чащу. За ним было ещё несколько всадников, да свора охотничьих собак. Будь воля Хэлкара, он поехал бы один, но юноша прекрасно понимал, что одного его никто бы не отпустил, будь он хоть трижды король. Слишком значимая фигура. Так что приходилось радоваться уже тому, что вместе с отрядом для охоты к нему не пристал отряд ещё и дружины.
А уж когда вся процессия двинулась на "охоту", он позабыл о печалях и весь погрузился в процесс. Выследили они стая довольно быстро, псы взяли след незамедлительно, да и сами звери не прятались, явно чувствуя себя здесь хозяевами. Что ж, так и было, волки были царями здешнего леса... но теперь приехал Хэлкар. А царь, как известно, может быть только один...

Охота началась.
Следопыты возились в земле и считывали с голых камней знаки о животных. Несколько слуг верхом на конях погнали волков с их же охотничьих угодий глубже в чащу, спуская на тех собак и запугивая монками. Кони ржали и хрипели, утоптывая копытами лесную траву. Кричали люди, разрезал воздух свист и гомон охотников. Неистовый и злобный лай псов заставлял кровь стыть в жилах даже у тех, кто держал тех псов на привязи.
Хэлкар же в этой всей суматохе, в какой-то момент, отбился от прочих. Он сразу заприметил среди всех волков самого главного - альфу. Крупного матёрого белого самца. Но он понял, что перед ним вожак, не по поведению остальных членов стаи, не по размерам волка или цвету шерсти, но именно по глазам зверя. В них он видел знакомый взгляд, что теперь глядел на него с такой тупой, но неистовой ненависть...
Хэлкар устремился за ним не задумываясь. А тот, словно бы вёл его куда-то, ушёл в сторону от остальных. Так они как-то отделились оба от общей суматохи. Сколько они бежали сказать было трудно, ни первый, ни второй не замечали времени, поглощённые этой погоней. Но вдруг, в какой-то момент, самец просто взял и остановился у огромного дерева, да и развернулся к Хэлкару. Поняв, что хищник больше не собирается убегать, юноша натянул поводья, приказывая своему взмыленному коню полностью остановиться на месте. Лезвие меча принца было направлено прямо в морду скалящегося волка. Миг, в который их взгляды встретились, остановил время. Оба осознали, что будет - один из них умрёт, потому что другой "царь" сильнее.
Но, в тот момент, когда юный правитель людей готов был нанести смертельный удар, между ним и его врагом выскочил юноша. Конь Хэлкара встал на дыбы, не услышав шагов странного двуногого, но так же быстро он успокоился, опустившись на все четыре конечности и перестав хрипеть. При этом, сам всадник был всё так же спокоен и нисколько не удивился фигуре мальчика перед собой, хотя тот и появился, буквально, из ниоткуда. Он окинул взглядом стоящего перед ним и молча терпеливо, не перебивая, дослушал всё, что тот ему решил высказать. И лишь после этого, даже когда волк сумел удрать, Хэлкар заговорил.
- Перед тобой новый владыка этих земель и пришёл сюда за тем, чтобы прогнать волков подальше в лес, дабы те не тревожили мой народ. Я объяснился пред тобой, хотя и не был обязан. Я не развлекаться приехал, но править, мальчик... - он спрятал, наконец, меч в ножны и спешился с коня. Впрочем, даже теперь он по прежнему глядел на незнакомца сверху вниз из-за разницы в росте.
- Кто ты. Что здесь делаешь. Ты потерялся? - снимая перчатки и вешая их за пояс, Хэлкар подошёл к юноше, встав ровно напротив.

And then one day
A lucky day he passed my way
Then we spoke of many things:
Fools and kings
Then he said to me
"The greatest thing you'll ever learn
Is to love and be loved in return"

+13

4

-{2}-
We passed upon the stair we spoke of was and when
Although I wasn't there he said I was his friend
Which came as some surprise I spoke into his eyes:
I thought you died alone a long long time ago

Звери почувствовали охоту еще до того, как она началась. Просто знали, что она приближается, до них ее звуки донес ветер, шепот листьев и журчание ручья. Они ринулись прочь, спугивая птиц с их насиженных мест, а те в свою очередь разносили эту весть над лесом. Животные бежали с пути людей, прячась под кустами, поваленными деревьями, в пещерах, норах и даже уходили к подножью гор. Только одного места они избегали. Северного конца леса, где казалось, царствовала сама тьма. Здесь уже давно не слышали ни пения соловья, ни журчания ручья. Земля потемнела и стала словно камень и если бы кто-нибудь попытался копать ее, то лопата переломилась бы пополам. Деревья высохли, но не превращались в труху. Напротив, они тянулись к небу искорёженными ветвями, как будто прося создателя сжалится. Но было ли это действительно проклятьем высших сил? Никто не знал ответа. Ни звери, ни птицы, ни юноша, что жил в лесу, хотя он и был тем, кто мог подойти к границе этого места и тогда, Тьма словно подступала к нему, обволакивала, чувствуя в нем что-то родное. И от прикосновения ее его волосы, глаза и даже босые ноги чернели, как если бы он сам был Тьмой и она таким образом рвалась наружу, навстречу своей сестре. А если же кто-либо увидел бы его, бродящим по этой темной земле, решил бы, что он и есть ее причина, но это было не так. Он сам искал ответ на этот вопрос. Что сотворило такое с этим местом или кто? Но каждый раз он уходил обратно под сень деревьев без ответа, возвращая себе светлый прекрасный облик. Его беспокоил этот феномен в той же степени, что и интриговал. Если это какой-то зверь, то он мог бы подчинить его себе, если магия, то постичь ее. Но как будто шутка природы, он не мог сделать ни первого, ни второго. Земля была мертва, и гниль ее расползалась, медленно, но уверено и только он как будто только и замечал это.  И не желая мириться с таким положением дел, он оградил это место кольцом своей магии. Оно невидимой, но почти осязаемой стеной накрывало всю площадь заражения прочной стеной. И порой, когда ночь опускалась на лес, юноша чувствовал, что тлен этот пытается победить, вырваться на свободу, скребясь как дикое животное невидимыми когтями. Ровно, как ощущал юноша и то, что огромная тень все-таки преодолевает барьер, делая в нем прореху, которая хоть и зарастала почти мгновенно, но все же след от нее чувствовался еще долго.
И вот теперь, ему нужно было думать не только об этом гиблом месте, но еще и о людях, которые повадились в лес с другой стороны. Он бы мог не вмешиваться, но тогда пришлось бы уйти, ибо в этот момент находился как бы между молотом и наковальней и только самый смелый мог бы предположить что случиться, когда первый ударит по второй. Да, это странно, но тот зверь пока что не нападал на людей, оставаясь у границы своей территории. Иногда юноша находил останки тех, кого поймало неизвестное животное. Перемолотые внутренности и кости, которые словно были выжжены так же, как и местность и зловоние от них стояло многим хуже, чем из братской чумной могилы.
В свое время многим был известен и он сам, и учитель его - Моргот. Но данную картину он видел первый раз в жизни. Даже тени Унголианты хоть и несли смерть, но были не такими яростными. И если до этого момента, мир можно было подедить на свет и тьму, то сейчас наступило время чего-то иного, что могло назваться серостью, но такой, цвет которой шел от росчерка угля по бледной коже. Тьма, но не такая тьма. Даже несмотря на то, что она тянулась к нему, к его собственной, но все же это происходило не из-за того, что они были похожи, а потому что она пыталась поглотить его, ровно так же, как он пытался ее постичь. Возможно и правда стоило оставить это людям, так как они уничтожали все, чего страшились, все, что несло им ужас и смерть. Потому как вряд ли, кто мог предположить, что получиться, если и ему и этой серости удасться добиться успеха в своих стремлениях. Да и если так подумать, то не был он темным. Он использовал силу тьмы в своих целях, так как это делало его планы проще, ибо люди, - да и не тольо они, - оказались слабы перед ее посулами. А зачем изобретать что-то новое, если старое и без того прекрасно работает?

____  || ____  || ____  || ____


Я не могу сказать, что наша первая встреча была какой-то из ряда  вон выходящей. Скорее она только подтверждала, что всегда все идет по одной задуманной линии. И не важно, насколько высокомерны или же наоборот кротки лица в нее вовлеченные. Хотя, если так подумать, то в тот момент не было ни смятения, ни эффекта неожиданности, даже учитывая, что я и возник почти из неоткуда. Но мы оба знаем, что это не было ни магией, ни обманом зрения, любой бы на моем месте, смог повторить этот маневр, нужна была лишь отвага, готовность броситься под копыта лошади, а твоя, надо сказать, была не маленькой, а посравнению с моим тогдашним ростом, так вообще великаном. Это как раз и было причиной того, что меня считали еще большим ребенком, чем я хотел казаться. Но даже вспоминая сейчас то, с каким выражением лица ты говорил о забавах, мне хочется смеяться просто потому, что они как-то уж противоречили твоим действиям. Ты прибыл чтобы править и пока что это у тебя хорошо получалось, но могло ли быть иначе? Думаю нет и просто потому, что в этом случае я бы не обратил на тебя внимания. Я всегда выбирал себе последователей тщательно, но не было и не будет среди них кого-то, подобного тебе, сочетающего столько качеств и стремлений. Взять хотя бы твой возраст тогда и твои дела, - опуская факт охоты на меня и моих животных, - мало кто мог бы похвастаться такими успехами. Ты всегда стоял выше своих братьев, но не последовательность, с которой я склонил вас на свою сторону, делала тебя номером один. И знаешь, я даже благодарен за то, что ты напомнил мне о первой нашей встречи. Это навевает много хороших воспоминаний. Но кажется, я действительно начинаю походить на стереотипный человеческий образ старика, который сидит у камина и вспоминает былые времена.
Если хорошо подумать, то я всегда был за порядок. Пока лес жил своей жизнью, - был порядок. Когда пришла гниль – настал хаос, который я хоть и не исправил, - для этого надо было выжечь все дотла, - но как-то остановил его распространение. Но потом, пришли люди. Вот уж точно создания Хаоса. Они были им, несли его, распространяли всюду, где бы не появлялись. Возможно, это какая-то ошибка в замысле Эру, возможно последствия порченной песни, а может быть люди просто такие, как гномы - твердолобые, а эльфы - высокомерные. Сам посуди, людской род всегда торопится, пытаясь успеть сделать многое за тот короткий промежуток времени, что им отдан; почти всегда сражаются, даже если не друг с другом, то со своими соседями; кричат, вопят и в конце концов умирают, оставляя будущим поколениям разбираться со всем тем, что оставили после себя. И даже если их детям удается как-то со всем этим справиться, то дети их детей разгребают большую и дурно пахнущую кучу уже за ними. И это не меняется. Всегда одно и то же. Как так можно жить? Даже пробыв достаточно времени среди смертных, я не могу найти ответ на этот свой вопрос. А может нужно просто не притворяться, а стать действительно смертным? Вот уж точно невозможное стечение обстоятельств, просто потому, что этого никогда не произойдет, ибо создан я был другим , и сколько бы не было велико мое могущество, этого не изменить. Даже когда кольцо будет уничтожено, то я не умру. Я не исчезну и не перестану существовать, просто прекращу быть таким, каким ты знаешь меня сейчас. Возможно, я буду в каком-нибудь другом мире, Но точно не в Арде, где мне не останется ни места, ни времени, ни сил. Но даже не это печалит меня больше всего, а то, что вас,.. тебя не будет рядом. А если подумать еще, то каждый стремиться стать создателем, и главное, чего он боиться потерять - свое творение. Я боюсь остаться не один, но без тебя и твоих братьев и надеюсь, что после исхода своего, я все же буду помнить вас. Пожалуй, мне не хватает только слез на щеках. Кому бы сказать - не поверят. Даже ты не поверишь, потому как никто из живущих не видел и не увидит моих слез. Настоящих, а не тех, что служили и будут служить только одной цели.

____  || ____  || ____  || ____

Майрон внимательно слушал, что ему говорят, но лишь усмехнулся на высокомерные слова мальчишки. Да, если так подумать то перед ним был далеко не зрелый муж, а подросток, - почти такой, каким выглядел сам дух, - занявший трон. Но одновременно, майар понимал и то, что иначе тот не мог себя вести – сожрали бы. Ох уж эта борьба за трон у смертных. Им всегда мало – всегда нужно больше. Но с другой стороны, будь они иными, то не были бы людьми. Любую расу можно определить одним или несколькими общими качествами. Таким для людей являлась жажда получить больше, чем они имеют, помимо остальных. Уж очень многими слабостями обладали люди, что было на руку другим, но только не им самим.
- Ты король только в пределах границ своих каменных стен, Хэлкар - сухо отозвался майар. Да он знал, как зовут человека, что стоял пред ним, так же, как и знал о делах его в крепости. – Здесь же правит природа, а ты походишь скорее на завоевателя, который вторгся в чужие владения. Причем сделал это не ради какой-то высшей цели, а просто ради забавы.
Он сделал пару шагов в сторону. Уже очень давно кузнец не разговаривал с людьми, только с ветром да зверьем и надо сказать, что из них собеседники были куда как лучше. Но отошел он не потому, что испугался или его нервировало близкое присутствие короля людей, нет, он отошел, чтобы тот не уловил силу, что шла от него. Конечно, можно было бы и погасить ее, но до конца дух этого делать не спешил. Или попросту не мог. Ведь он сказал правду, в лесу все еще был кто-то более страшный, чем он сам. Хотя если так поразмыслить, то кто мог являться таковым рядом с тем, кто служил самому Мелькору? При этой мысли юноша вздрогнул и тряхнул головой. Нет, он не собирался думать о своем учителе. А король тем временем требовал его ответа. И хоть голос человека звучал ровно и спокойно, но майар чувствовал это.
- Нет, я не потерялся. – Покачал он головой. – И я тот, кто предпочел серым стенам, интригам и жизни среди лжи – природу. Воистину жизнь среди зверей куда проще, чем среди людей. А если тебя интересует мое имя, то можешь звать меня – Майрон. По крайней мере, так меня звали до того, как я попал сюда.
Пожалуй, это было единственное имя, неизвестное людям. Но стоило ли беспокоиться о том, что его узнают? Наверное, он настолько не хотел, чтобы его нашли здесь, что стал параноиком. Да и не мог он вечно жить в этом лесу и ждать, что люди не забредут в чащу. Более того, рано или поздно бы они просто смели лес под свои владения. Не это поколение, - так как век людей был короток, - но следующее или то, что было за ним. Еще какое-то времени юноша стоял неподвижно, размышляя о том, стоит ли вернуть короля его подданным или же нет. Самое забавное, что он мог прямо сейчас сделать того своим, подчинить своей воле и тот не заметил бы, но как показывала практика - это был не самый лучший вариант развития событий, ибо навязанная воля всегда может быть сломана.
- Идем, - наконец майар пошевелился, протягивая руку, - я покажу тебе то, чего вам, людям, в действительности нужно бояться.
Он обошел того, кого в последствии назовут Королем-чародеем из Ангмара, и двинулся прочь от того места, где они были. Охоту, что вели люди, все еще можно было слышать, но она оставалась в стороне, так же как и поиски поддыными своего господина. Юноша знал лес, как свои пять пальцев и мог бы пройти его вдоль и поперек любым путем с закрытыми глазами и наложив ограничения на все свои чувства. К его спокойствию, стая ушла к горам, туда, где он создал для них убежище от людей и где они могли бы переждать. Что до тех, кто его ослушался, то с этим Майрон решил разобраться позже, если его настроение будет достаточным для того, чтобы вести расправу. Если же нет, то им повезет и они отделаются легким испугом.
Он шел, легко переступая по кочкам, оставляя следы на мокрой земле. О, этому фокусу ему пришлось учиться очень долго, так как обычно его поступь была сродни эльфийской и он мог бы с легкостью ходить по толстому снегу, не оставляя вообще никаких следов. Но как было приятно ощущать жизнь под ногами, чувствовать, как она остается на коже. И кто-то мог бы назвать его нечистоплотным, но тот просто не знал, что часто юношу могли видеть у ручья, что легким водопадом спадал с одного края ущелья рядом со стоянкой стаи. Волки принимать ванну не любили, а он, - не смотря на свою огненную стихию, - даже очень. Да, он предпочитал ходить босым, только и всего. В остальном же, его одежда ничем не отличалась от одежды смертных или тех же эльфов, хотя они предпочитали что-то более изысканное, нежели обычные штаны из кожи, которые обтягивали стройные юношеские ноги и свободную светлую тунику, перевязанную на тонкой талии шнуром. Его возраст можно было назвать тем, когда перед тобой уже не мальчик, но еще и не муж. Мягкие черты лица все еще не огрубели под действием времени, но перестали быть детскими. Дети, которые имели возможность встретить его в лесу, спрашивали не эльф ли он, и майар отвечал, что - нет. Они видели в нем красоту, но ум ребенка не похож на ум взрослого, поэтому они почти, как животные, так же чувствовали что-то странное в его облике. И хоть он и был им интересн, все же уходили быстрее, чем хотели, когда он показывал им путь к деревне. Сейчас, в это время он не убивал без необходимости, поэтому многие, кто как будто искал смерти в его лесу - обходили ее стороной.
Кем его видел король людей, сейчас было вопросом, помимо конечно определения мальчик. Майрон периодически мелькал между деревьев, а потом снова возвращался, минуя  стволы. Почти, как ведение - призрак, который заманивает жертву куда-то. Но, королю нечего было бояться - не потому что он правил здесь, а просто потому, что у майар не было пока цели навредить ему. Это было бы глупостью, да и действовал кузнец обычно не так. Более хитро, чем заманить в чащу и там убить. Но все же риск был и если так предположить, то для них обоих. Майрон не знал, кто охраняет Мертвую поляну, ровно как и не знал его силы. Конечно, ему врядли причинят много вреда, но вот человеку - могут. И тогда стоит ждать уже не охоты, но облавы, истребления тех, кто был ему нужен.
- Будь осторожен. Я знаю, что там есть кто-то опасный или что-то опасное, но никто не может рассказать об этом, ибо не оставляет эта тварь никого живым. Давай просто попробуем остаться незамеченными...

____  || ____  || ____  || ____

Если так подумать, то мне всегда было интересно узнать, каким ребенком ты был. Бегал ли по коридорам дома своего отца, выпрыгивая на нянечек с громким БУ! Или же наоборот был спокоен настолько, чтобы часами сидеть не при делах? Каким ты был, мой милый король, ведь встретил я тебя намного позже этих событий. Вот уж глупые мысли воистину! Но давай сделаем скидку на то, что я уже достаточно стар, для того чтобы впасть в маразм следом за Олорином и могу думать о чем угодно и как угодно. Кажется, мы - майар, - прожили среди смертных слишком долго, чтобы перенять их привычку и виденье мира. Да, каждый раз будучи с вами рядом, я учился новому, пусть даже вы и были призраками себя прошлых, но продолжали оставаться собой. Сколько бы на вас не давила моя сила, ваше проклятье, кольца и долг – вы оставались собой. Голод, праздность, похоть, зависть, честность, искренность – все грехи и все добродетели человечества я видел в вас и впитывал, сливался с этими знаниями. А вы ведь даже и не догадывались, да? В конце концов, это и сделало меня почти человеком. Ни тело, которое ты создал, Король, но твои мысли, стремления и желания, слабости и сила. Я стал таким, каким ты хотел меня видеть и не сопротивлялся этому. 
Но давай вернемся к начальному вопросу. Знаешь, почему я так внезапно этим заинтересовался? Потому что ты назвал мальчиком меня. И хотя ты действительно видел перед собой молодого человека, а по сравнению с тобой я и еще больше казался ребенком, но все равно. Я - мальчик? Ты можешь, например, представить ребенком меня? Вот и я не могу представить тебя таковым. Даже в том возрасте, ты походил скорее на взрослого, чем на того, кто только вступил на право наследования. Но  все же? Отец гордился твоими успехами, да и я тоже - всегда. Но не был же ты таким с самого рождения? У тебя должна была быть любящая мать, хотя бы в самом начале твоего пути. Что случилось с ней? Думая об этом сейчас, могу сказать, что я не против был бы с ней встретиться, чтобы увидеть ту женщину, что выносила и родила тебя на свет. Похож ли ты на нее внешне или характером? Мужчины всегда на виду, поэтому меня не интересует твой отец, но вот женщины, которые и пользуются тем, что их не замечают - твоя мать, да. Можешь считать это моей прихотью, очередной слабостью, которые я позволял в отношении вас всех. Так какой же была твоя мать? Такой же высокой и красивой, как ты? Женщиной, которая могла выйти на поле боя и сразиться на равных с мужчиной? Или наоборот она предпочитала физической силе - силу ума?  В любом случае, она должна была уравновешивать твоего отца и быть его противоположностью. И чем больше я об этом думаю, тем сильнее чувствую ревность, которую даже сам не могу описать. Вот уж точно - странность...

____  || ____  || ____  || ____

Майрон вел своего спутника через лес, и хоть дороги не было видно глазом - ее проложили не люди, - но она была. Кузнец не был глупцом, поэтому тропу избрал ту, которая не могла привести людей во владения стаи, если позже они сюда вернуться. Ее нельзя было увидеть, но можно было почувствовать, ощутить, как она проявляется под ногами, в виде поломанных веток местами или тем, что здесь было пройти проще, чем сделав пару шагов в сторону. Они шли так глубоко в лес, где еще не было людей, кроме юноши, но он ведь человеком не был? Трудно было определить сколько минут или часов длился их путь. Просто, в какой-то момент деревья стали редеть, а потом и вовсе остались позади. Они вышли на открытый луг, что спускался по склону холма. Да, в этот раз, майар решил не подходить к барьеру слишком близко, ибо не хотел пока показывать и открывать все свои секреты этому смертному. Если ему повезет, так король и вовсе не узнает, кто был его спутником в тот день.
Надо сказать, что вид с возвышенности в первый момент открывался прекрасный. В стороне текла река, которая начиналась в горах, где ее поток был наиболее силен и ревел, как разбуженный медведь, а здесь она становилась ленивой и урчала подобно коту. Ее обрамляли кустарники и цветы, растущие между гальки, что усеивала дно. В это место хотелось возвращаться и подолгу сидеть и отдыхать, потому как ничто не могло потревожить покой уединения. Тут так же паслись олени, которых пригнала сюда охота и другие звери. Завидев рога, юноша сначала усмехнулся, а потом улыбнулся.
Но это было только на первый взгляд и с одной стороны. На самом деле эту идиллию от неизвестного отделяло достаточным расстоянием, потому как посмотрев в другую сторону, можно было увидеть ее - неизвестную болезнь, от которой пока что не придумали лекарства. Можно было спросить у эльфов, но где взять хотя бы одного? Да и врядли их знаний хватило бы.
- Смотри, Хэлкар, - Майрон показал рукой в сторону, привлекая его внимание к проблеме более насущной, чем волки в городе.
С одной стороны даже это можно было назвать красивым. Зелень травы не сразу обрубалась черной полосой, нет она медленно перетекала из зеленого в черный. Да, даже трава просто темнела, а не сгнивала, чтобы исчезнуть совсем. Она расходилась веером, текла жижей к деревьям, чья листва так же осталсь на месте, но прилипла каплями к веткам, отчего те приобретали еще более зловещий вид. Эти масленистые нарывы блестели в свете солнца, поглощая их. Хотя в обычной ситуации небесное светило обычно обходило сторой такие места. Значило ли это, что все происходящее было делом рук самой природы? Помимо маслянных пятен тут так же присутствовали и сухие участки, похожие на то, что долину просто подожгли. В основном это касалось валунов, что были разбросаны тут и там. Порой, с одной стороны они имели черный, подпаленный бок, а с другой - нормальный серебристо-серый цвет. Король людей и его спутник стояли достаточно далеко, чтобы не видеть так же сизой дымки, что зависла неровными парами от земли и до уровня среднестатистического роста человека. Но майар знал, что она там есть, так же как и есть какое-то подобие форм жизни. Призраки, тень прошлых себя самих. Они были не осязаемы и не могли причинить вреда, по крайней мере ему самому. Но не они были тем огромным нечто, которое убивало в окрестностях. Возможно ли, что то был просто некий защитный механизм?
- Ни один смертный не сможет жить там, ни одно растение, ни одно животное. Я не знаю что это, так же как и откуда и когда оно взялось. Я живу здесь достаточно долго, чтобы понять одно - ему уже много-много лет и постепенно оно разростается.
Юноша отошел в сторону и положил руки на плечи, как если бы ему было холодно. Не сказать, что он боялся, но его это место настораживало. И еще больше после того, как несколько волчат по неосторожности погибло здесь. Юноша смотрел на пейзаж, который отражался в его янтарных глазах, но не было в них печали и волнения, только ненависть. За последнее время он так привык к тому, что ненужно скрывать эмоции, что и сейчас их не контролировал. Возможно и нужно было, но что они будут значить для того, кто толком и не знает ни его, ни его природу, мысли и мотивы?

[NIC]Sauron[/NIC][STA]Red Eye of...[/STA][AVA]https://i.imgur.com/tn3SQvz.gif[/AVA]
[SGN]

http://i.imgur.com/rqq6MrQ.gif

http://i.imgur.com/Zw0VNnn.gif

http://i.imgur.com/EjIiwIq.gif

[/SGN]

Подпись автора

https://i.imgur.com/i54UT9o.png

+12

5

[nic]Helkar[/nic][ava]http://s3.uploads.ru/t/7hbQB.gif[/ava]

I was looking for a breath of life
For a little touch of heavenly light
But all the choirs in my head say no, oh oh
To get a dream of life again
A little vision of the sight at the end
But all the choirs in my head say, no oh oh

Хэлкар. Юный наследник королевства и новый законный владыка здешнего края, был подобен тем суровым землям, из которых сам недавно прибыл. Холодный. Суровый. Расчётливый. Непоколебимый ни волей, ни телом.
Внешне он был совсем не похож на жителей этого мира. Конечно, они колонизаторы и уже привыкли к здешней среде. Подстроились, за несколько поколений к здешнему климату и местности. А он только-только прибыл. И даже если в нём не было ничего из ряда вон запоминающегося, вроде шрамов или неестественного оттенка кожи, всё же, всем было понятно, что он не отсюда. Даже если у большинства здешних жителей была светлая кожа и тёмные волосы, такие же, как и у него самого. Даже если черты лица, в целом, были не такими уж и разными, по его лицу можно было легко прочесть, что он попросту "другой". Хэлкар очень сильно выделялся на общем фоне поселенцев. Он, словно бы, был чистой квинтэссенцией типичного внешнего вида народов севера, народов своего края. Далёкого жестокого края.
Он был белее снега кожей, но чернее углей волосами. Он был выше всех здесь, так что даже пускай не до конца созрел, как взрослый муж, он уже был выше большинства даже самых статных воителей из своей дружины. И таких, казалось, мелких деталей, но дьявольски важных, было просто не счесть, как и сразу не заприметить.
Он представлял собой... он был... словно кусок из стали и льда, выкованный в штормах ледяных чёрных вод, через которые сюда добирался. Закалённый холодом, боями и суровой отцовской дисциплиной, он представлял собой идеальное оружие. И, как истинное орудие, он был идеален. Работа мастера. Редкий реликт. Но орудие без хозяина, без направляющей длани это не более, чем мусор. Так что, можно сказать, что он искал что-то или кого-то, кто даст ему цель. Что он найдёт мастера, способного воспользоваться им, как орудием, раскрывая весь его потенциал и совершенствуя, закаляя дальше и больше. Найти своё истинное предназначение. Будь то скрытый или очевидный, но смысл. Он искал...

But I would need one more touch
Another taste of heavenly rush
And I believe, I believe it so oh oh oh
And I would need one more touch
Another taste of divine rush
And I believe, I believe it so oh oh oh

Он искал... Что же он искал, так ему было и неведомо до конца. Но волк, за которым он помчался, его куда-то вёл и, на какое-то мгновение, юноша решил, что, быть может, если он потеряется, то найдёт. Парадокс. Что если последует в неизведанность за этим волков, затеряется в чаще древнего чужого леса с древними чужими богами, живущими и правящими в нём, он найдёт или, хотя бы, сможет просто понять, чего так неистово ищет его душа, сердце, а порой и разум вместе с ними.
- Откуда ты... - начал было он, но его вопрос потух так же быстро, как и искра удивления в его глазах. Он смолчал, вдруг понимая, что он мог услышать от деревенских его имя, в конце концов, оно было у всех на слуху. Все в поселении, так или иначе, обсуждали новоприбывшего юного наследника. Он не допускал мысли, что тот мог узнать его имя как-то иначе, а потому оставался абсолютно спокойным. Лишь его угольно-чёрные брови чуть сдвинулись к переносице. К нему обращались, используя сотни титулов, которые он заполучил не просто так. К нему обращались на "вы", как "Ваше Величество", но уж точно к нему никто и никогда не обращался напрямую.... по имени. Даже его отец использовал данное обращение в редких случаях. И то лишь для того, чтобы подчеркнуть, насколько сильно он им недоволен был по тем или иным причинам. А потому у Хэлкара выработался неприятный условный рефлекс, когда он слышал своё имя, произнесённое вслух кем-то другим. Неприятное такое ощущение скручивало кишки и затуманивало разум. Он чуть сильнее сжал зубы и со скрипом - перчатки, сжимая пальцы в кулак. Он сдержал порыв, но вспышка ярости в его глазах была очевидна. Однако, вслух он сдержанно, но достаточно громко и чётко произнёс:
- К владыке обращаться ты должен согласно обычаям, но никак не по имени его, - Хэлкар прищурил глаза и, сквозь зубы процедил вдобавок к уже сказанном:
- А границы владений моих пролегают только так и только там, где я сам решу, они должны пролегать... - может, прозвучало слишком самоуверенно. Особенно из уст такого юного парня, как Хэлкар. Однако же, он не бросал таких слов на ветер... никогда. И он был уверен, что он способен покорить весь мир. И, если честно, то если у кого-то и были такие силы и средства, как и сила воли на это, то только у Хэлкара. Эта была его... судьба? Возможно. Поживём - увидим. Но пока в его глазах вместо мальчишеской гордыни была видна зрелая серьёзность намерений.

http://s5.uploads.ru/t/rWBDb.gif


- Майрон? - впервые в своей жизни, он произнёс это имя. И, наверное, никогда больше он не произносил данное имя так же спокойно и непринуждённо, как сделал в этот раз. Самый первый раз. Именно с этого момента, можно сказать, их судьбы переплелись. Так тесно, так неистово запутано, но об этом они уже узнают многим позже...

Сейчас же Хэлкар смаковал произнесённое им имя уже в своей голове. И, от чего-то, лишь только сказав его вслух, в горле его пересохло, а сердце пропустило удар, затем нагоняя упущенное учащённым сердцебиением. Юноша тяжело сглотнул, проведя по своему горлу кончиками пальцев. Он как будто бы сам себе помогал проглотить это имя, вставшее поперёк горла. А затем, пряча это движение, натянул свою чёрную шаль повыше, прикрывая той и шею и подбородок. Оставляя на виду лишь бледную полосу губ, с которых, то и дело, срывались клубы пара от горячего дыхания северного воителя.
Это было странное ощущение. И теперь, слушая этого незнакомца, что представился как Майрон, он начал подозревать... нет, не так. Сейчас уже Хэлкар был уверен в том, что перед ним не какой-то там обыкновенный мальчишка из селения. Подозрения закрадывались к нему когда он только его увидел среди деревьев в этой чащобе. Одинокого, бледного, но почему-то всё равно, казалось, могущественного. Будто и правда владыкой этих земель был он, а вовсе не сам Хэлкар. Тут было неестественно тихо. Птицы не пели, деревья не шумели, ветер не шелестел. Тут было, попросту странно, словно совершенно иная аура окутывала каждый закуток вокруг незнакомца перед ним. От этой ауры юношу бросало в дрожь.
Но, разумеется, кто-то его уровня и происхождения просто не мог преклоняться перед кем-то вроде этого Майрона. Как бы не ощущал себя Хэлкар, он выпрямился, стряхивая с плечи тяжесть и дрожь. На его лице снова читалась непоколебимая уверенность, сила и, конечно же, некое тщеславие, присущее всякому правителю.

Хэлкар стоял ещё какое-то время совершенно неподвижно, замерев в этой своей горделивой позе, словно статуя. За его спиной до сих пор не слышалось лая псов, стука копыт, гула охотничьего рожка или ржания лошадей - вся его охотничья свита явно была где-то далеко. Если честно, юноша был уверен, что даже если те были и близко, то между ним и ими была какая-то невидимая глухая завеса. Завеса, которую задёрнул вот этот самый таинственный незнакомец, что так щекотал всё внутри юноши. Тот стоял перед юным королём с тихой, почти снисходительной улыбкой. Стоял не кланяясь, не пресмыкаясь и не пытаясь льстить. Он улыбался дерзко, со знанием, опытом и мудростью таких столетий, что и не снились царевичу простых смертных.
Какая ирония всё же была в том, что Хэлкар вопрошал не так давно, не потерялся ли юноша и стоял пред ним, как правитель здешних земель. Но, на деле, сам оказался потерян, да ещё и это скорее он стоял тут перед, кажется, истинным властителем этого края. Это необъяснимое превосходство незнакомца пугало и раздражало принца, но, прежде чем он смог что-то сказать или сделать, чтобы хоть как-то укрепить свои позиции и статус перед Майроном, тот заговорил. И его слова не звучали как приказ, но и как предложение, от которого можно было бы отказаться, тоже:
- Идем, - Хэлкар же мешкал. Он совсем не спешил брать протянутую ему руку. Но когда Майрон двинулся прочь, он сам не понял, как и когда, но юноша начал идти за ним следом. Неосознанно, скорее даже инстинктивно, как заплутавший путник следует за своим призрачным видением, даже осознавая, что то может привести его к погибели.


Они шли. Как долго и куда - Хэлкар до сих пор не имел ни малейшего понятия. Да и зачем он вообще последовал за этим таинственным босым юношей. Ведь тот его предупредил, что желает показать ему то, чего юному королю действительно стоит бояться в этих лесах. Довольно таки жутковато прозвучало и всё же... они шли.

http://sh.uploads.ru/t/gD7Ys.gif

Они шли. Всё дальше и глубже в холодную тёмную лесную чащу. И, если юный король шёл, то его спутник и, по совместительству, проводник, скорее даже попросту левитировал, мелькая чуть впереди. То появляясь, то снова исчезая среди тёмных стволов многовековых деревьев. Хэлкар шумно ступал по земле, похрустывая опавшими листьями, ветками, камнями, да и просто даже сухой заледеневшей землёй. В своих тяжёлых сапогах-доспехах, в плотном плаще и прочем - его трудно было не услышать.
В это же самое время, Майрон, призрачной фигурой мелькал едва заметно меж деревьев. Его поступь не отдавалась ни единым звуком и даже... следом. Да, Хэлкар может в чём-то был упрям и наивен, но это он заметил сразу, как они начали путь. Его спутник не оставлял никаких следов за собой, сколько опытный охотник не вглядывался. Каждый его шаг, казалось, был таким лёгким, что не задевал ни веточки, ни листика, ни травинки... и даже на земле не оставалось ни единого следа. Словно он не весил ничего. Или вовсе был не осязаем, словно призрак.
Но, хотя Хэлкар понял, что его новый знакомый явно не человек, он, почему-то, не отступил. Не повернул назад, не попытался прогнать непонятное создание, но, напротив, последовал за ним, доверившись. Что сподвигло его последовать за таинственным незнакомцем? Любопытство? Наивность? Самоуверенность? Страх?  Ничего из этого юноша не чувствовал. Скорее... он словно бы в этом поиске и следовании за Майроном, видел ту ниточку, то направление, которые так искал.
- Я не боюсь...
- Я ищу...

Он искал... не ведая, что поиски его завершены. Поиски их обоих закончились там, где они нашли друг друга...

Anthony Starble,William Patrick Van Alstine - Take These Arms ◄

Я бродяга, ты дом. Я море, ты суша. Я сталь, ты пламя. Я заблудившийся путник, ты неожиданный проводник. Я был раб, ты господин. Я призрак, ты огненное око. Ты высшей расы создание, я же самое низшее из созданий Средиземья. Я король, ты кузнец. Я... Ты... Мы... Подумать только, сколько нам, за прошедшие тысячелетия, давали имён, сколько ярлыков, сколько титулов и прочей чуши. Но, на самом деле, всё это было так неважно!
Но, на самом деле, всё было так просто, что никому было этого не понять. Никому, кроме нас. Мы были теми, кем считали сами друг друга. Пока ты считал меня своим слугой, я верно тебе служил. Пока я видел в тебе капризного мальчишку, ты молодел, шалил и молодел. Я давал тебе физическое тело, ты давал мне заполненность души. Пока ты видел во мне своего любовника, я любил тебя. Пока я давал тебе свою любовь, ты сходил с ума от чувств, давно забытых и, казалось, давно потерянных в потоке реки бесчувственности.
Только ты мог заставить меня почувствовать себя живым... просто дать почувствовать. Только ты мог дать мне цель и идти к ней со мной бок о бок... или же это я давал цель тебе и сам шёл рядом, во всём, совершенно безвозмездно, помогая? Кто кого ведёт или мы меняемся сами того не замечая в бесконечном цикле? Я ли тогда мальчишкой потерялся на охоте в лесу. Или же это ты потерялся, а  я нашёл тебя. Ты прокладывал путь для меня, или же я вынудил тебя проложить этот путь и без меня ты бы по нему не пошёл в одиночку?

And the feel of it rushes through me
From my heart down to my legs
But the room is so quiet, oh oh oh
And although I was losing my mind
It was a call that was so sublime
But the room is so quiet, oh oh oh

Так или иначе, а они, наконец, пришли на нужное место. Вид отсюда открывался просто потрясающий. И хотя было достаточно холодно - влажный холодный ветер колол лицо, ощущение того, что они сейчас были на вершине мира, над всеми паря свободно и наравне, согревало сердце и душу... а за ними и тело.
- Смотри, Хэлкар, - и он смотрел.
И он - видел.
О, отсюда было очень хорошо видно, как живописный пейзаж ломался, чёрными венами перетекая в выжженную пустошь. Казалось, там земля почернела от пепла или кипящей смолы. Однако, даже с такого расстояния со своим самым обычным человеческим зрением, юный король мог увидеть и понять, что эта чёрная масса, чем бы она не являлась, была словно... живой. И Хэлкар, как завороженный, продолжал вглядываться во мрак, что простирался внизу, внимательно слушая слова его нового знакомого. Который, к слову, в какой-то момент чуть отошёл в сторону, приобняв себя и сверля всю эту Тьму взглядом такой ненависти, что мог бы выжечь всю эту низину дотла. Забавно было то, что в глазах самого же Хэлкара читались ни страх, ни агрессия, но что-то совсем иное...
- Выглядит... - вдруг разрушил он повисшую тишину неуверенно. Подбирая нужные слова, он на мгновение замолк вновь. Но, тяжело сглотнув и сделав шаг ещё ближе к краю, чтобы лучше видеть это Нечто внизу, он продолжал:
- Ужасающие... Я ощущаю каждой клеточкой своего тело, что это нечто внизу - чистое зло. И, в то же время, сколь не ввергало бы меня это зрелище в ужас, я ощущаю в этом сгустке Тьмы такую мощь, которая меня пугает ровно настолько, насколько и восхищает... - с чуть взволнованным дыханием, скрыть которое попросту не успел, не сообразил, выдыхает юноша. Его глаза блестят интересом, страхом и восхищением одновременно.

+10

6

-{3}-
And you were strong and I was not
My illusion, my mistake
I was careless, I forgot
I did ...
... And now when all is done

У него всегда было много возможностей. Узнавать, создавать, уничтожать. Но ведь в знании чужого имени не было ничего сверхъестественного, поэтому даже сам человек, который было удивился этому, пришел к единственно верному заключению. Хотя… у него все еще оставались его возможности и варианты. Впрочем, он не мог не отдать должное, его собеседник умел сдержать себя и только в глазах «короля» полыхало пламя ярости. Оно притягивало… возможно потому, что было огнем, а возможно потому что напоминала майар его самого. Еще недавно, он был таким же, да и, в общем-то, оставался до сих пор.
- Но ты не мой Владыка, - улыбка тронула губы кузнеца и дошла до глаз. Последний, кого он так называл, - кажется, это было очень и очень давно, - предал его. Или же дух сам пытался себя в этом убедить, чтобы было проще ненавидеть? Да куда уж там проще, все было, как есть и у него и без того хватало причин, реальных причин для ненависти. Поэтому было проще спрятаться за насмешкой над смертным, который… удивлял его? Или все же восхищал своей решимостью, которые не сведущие в том могли спутать с юношеским максимализмом и наивностью? – Я так и сказал, король-завоеватель.
Да, все было так, но чего еще можно было ожидать в данной ситуации? Пока Хэлкар говорил, на губах мальчишки была улыбка, но она померкла, как будто ее стерли, когда с чужих уст слетело его имя. Огненный дух качнулся в смертном теле, взметнулся искрами и осел. Это было странно, это было не привычно и, хоть в стародавние, и не очень, времена он слышал это простое слово из чужих уст, но сейчас,… сейчас что-то было не так. Майрон отступил, но не потому что испугался. Затем сделал еще полшага назад. Но этого, скорее всего даже и не заметили.  Ровно, как и он, едва не упустил из внимания чужой жест, которым новоявленный правитель поправил шарф. Что ж, это недоразумение явно осталось вне пределов чужого внимания, ибо от жара его огня человек скорее бы отошел подальше, а не закрывался как будто от промозглого холода. Или же его сила достигла того состояния, когда плюс становится минусом и наоборот? Когда холод оставляет ожоги, а пламя сковывает льдом? Возможно, это и было причиной того, что они оказались в почти стерильной тишине, только вдвоем. Как будто вселенная пыталась показать или же запечатлеть именно этот момент во времени и записать его, как переломный. Для обоих. Но не дух, ни человек не предали этому значения, сейчас все их мысли были заняты чем-то другим, а не возвышенной материей бытия. О, возможно Майрон и мог бы стать прекрасным собеседником на эту тему, как тот, кто воочию видел творение мира, но уже давно его мало интересовало настолько духовное его существование. Он просто считал, - а это ему доказывали повсеместно и едва ли не ежечасно, - что материальное важнее. Сила, власть, богатство. Юноша, который звал себя Владыкой, не был исключением из правил. Наоборот, он скорее доказывал, что майар прав в своих убеждениях. А еще напоминал о том, что люди слишком рьяно цепляются за слова.
Было бы странно, если Хэлкар пошел бы за ним по первому велению, поэтому дух не удивился. Он хотел было повторить свои слова, но этого не понадобилось. Ровно, как и не использовал он в тот день магию, направленную на этого человека и его свиту. Никто из них не знал, где находятся другие. Иногда, майар ловил себя на мысли, что возможно сам лес защищает так себя, но последний раз подобное существовало в землях далеких от этого сурового края. К тому же, он пока что оставался врагом всего живого, а значит, если бы природа хотела, то уже давно проявила себя хоть как-нибудь. И он сомневался, что его своеобразная помощь хоть как-то добавило очков в его копилку.
- Я не боюсь.
Майар даже остановился, полуобернувшись, а  брови его едва заметно сдвинулись к переносице. В отличие от всех предыдущих слов Хэлкара, эти звучали не так уверенно, и дух ясно чувствовал, что за ними кроется что-то еще, что-то важнее всего прочего. Это вызвало новый приступ любопытства, но он промолчал. Пока он живет в этом лесу, а мальчишка сидит на своем троне у него будет шанс узнать, что именно скрывалось за этими словами. При этой мысли, Майрон, который собирался идти дальше, снова замер. Он не заметил, как его мысли отошли от того единственно важного и сосредоточились на этом... смертном, который и десятой доли его жизни не сможет узнать. Ему казалось, что он снова где-то просчитывается, но отступить, отойти назад уже не мог, только лишь достигнуть пути их назначения, показать правителю этих земель угрозу и... уйти? Да, определенно, он просто покинет эти земли и двинется куда-нибудь на юг. Давно следовало это сделать, ибо здешний климат уже начинал надоедать. Майар не имел ничего против бушующих зимой, да и летом тоже, ледяных ветров, но жить так вечно даже он не мог.

____  || ____  || ____  || ____


Когда ты вечен и бессмертен, то не задумываешься о последствиях своих действий. Знаешь, почему? Потому что, так или иначе, ты переживешь их. Успеешь насладиться и завязкой и кульминацией и концом, а так же придумать что-то новое. Так я все время считал, глядя на то, как люди вечно суетятся и пытаются сделать больше, чем могут. Но ты, мой милый король, показал мне иную реальность. Как будто я был слеп и брел сквозь непроглядную Тьму. Впрочем, так и было, ведь в итоге, я тебя затащил к себе. Но могли бы мы пережить эти события как-то иначе? Мог бы я тогда, тем весенним утром сделать другой выбор, оставаясь чем-то добрым? Вести тебя вперед, учить и дать умереть, как человеку?
Наверное, мы оба знаем ответ. Не могли. Ты желал знаний, и я дал их тебе. Жаждал власти и сам ее получил. Ты был кем-то и без меня, в то время, как я был ничем без тебя. Тебе, наверное, покажется это смешным, но так и было. Долгое время, я не знал, что мне делать дальше. Я хотел… чего-то. Чего-то большего, чем было у меня и было у других. И сам того не понимая, я это приобрел и не заметил, решив что мир, завоеванный тобою – цель. Цель, которая нас связала и в итоге…
… В итоге мироздание решило показать мне, что я не прав. Нет, это был не Белый и его приближники, не рухнувшая башня. Мироздание, которое указывало нам нужный момент еще тогда, решило, что можно все повторить, снова вернув на колею поиска. Надеясь, вероятно на то, что на этот раз выбор будет верным. Но оно не учло того, что дорога из тысячи миров срок еще больший, чем бессмертная жизнь в одном из них...  Триллионы, а может быть ионы, - или то так просто казалось, - я искал тебя. Находил твоих братьев, других, иных людей, но не в одном я не узнавал тебя. Неужели я, побывавший в самых глубинах космоса, затерянный в мирах зазеркалья и в магии проклятий, не заслужил права встретить тебя снова?

____  || ____  || ____  || ____

Вряд ли кто-то из них осознавал, что поначалу взоры их, как один, были направлены на одно и то же, почти синхронно скользя по пустынной поверхности. Надо же, он почти забыл такие понятия, как печаль и тоска. Нет, конечно, он жалел о том, что гибли волки, скучал по тому, что было раньше, но именно истинные печаль и тоска давно покинули его разум и тело. Ведь когда он только почувствовал их в стародавние времена, то не хотел чувствовать больше никогда. Но увы, порой они все-таки закрадывались в его существование, будоража все внутри него. Вот и сейчас, глядя на остовы, которые остались после Чумной Тьмы, он помимо гнева и прочего где-то очень глубоко чувствовал глубокую печаль. Но нельзя было сказать, на что конкретно она была направлена. На то, что это место больше никогда не будет прежним или же то, что такое прекрасное, необъяснимое существо будет уничтожено?
- Восхищает, да? – он произнес это с долей удивления, - отвлекаясь от картины и, как будто скинув тысячелетний сон, - разбавленной поровну скептицизмом и самую чуточку насмешкой. Его действительно удивило то, с каким выражением лица этот человек смотрел на живую смерть. Да, он боялся, они оба, если так подумать. Но майар никогда бы не предположил, что какой-то человек скажет подобное. От себя он мог бы этого ожидать, но не от тех, кто привык отдаляться и избегать зла, а если то подходило достаточно близко – уничтожать его. Так что же в этом завоевателе было не так? И так ли оправданны его ожидания, опасения, оправдания? Которыми была занята его голова до этого. Он даже руки опустил, оборачиваясь к человеку.
- Смотри, Хэлкар, не думаю, что те, кто радеет за Свет, поддержат твою точку зрения. – Майрон сделал жест рукой, качая головой, - к твоему счастью, я не один из них. С другой стороны, это настораживает меня больше, чем тот факт, что твои люди охотятся на моих волков.
Он закусил щеку с внутренней стороны, размышляя о том, стоит ли вдаваться в подробности того, почему его это вообще волнует. Но ответа, в очередной раз за этот день, у него не было. Пока что не было, ибо иногда стоит мыслям и идеям дать отлежаться в твоей стороне сколько-нибудь времени, чтобы они могли сформироваться и приобрести четкую форму. Ничто поистине важное никогда не создавалось в один присест. Причины были одними из таких вещей. Но ведь и сказать что-то надо было. Ведь его собеседник не вызывал ощущение того, кто так просто оставит без внимания подобную мелочь.
- Хотя на самом деле, твои поданные наверняка не скажут ничего против, ведь их воля твой закон. Или наоборот? Никогда точно не знал этих хитроумных фраз. – Юноша вздохнул, а потом пошел мимо короля к берегу реки. Им нечего было бояться пока что. Вряд ли бы Зверь, который жил где-то в недрах черной земли, напал бы на них при свете дня. Он остановился рядом с одним из камней и сел на него. Единственным верным сейчас решением, было отвести Хэлкара обратно к своим, оставив ему решение этой проблемы, но майар все еще не хотел этого. Вернее внезапно он понял, насколько не хочет, чтобы тот уходил. Но была ли у него действительно возможность задержать человека рядом с собой, пусть даже и на несколько часов? Рядом шумела река и он почти не вслушивался в том, что она говорит. Ему и не нужно было. Все вокруг молило только об одном, но он не мог даровать этого. Никто не мог, наверное. Поэтому для него все мольбы живого, что их окружало оставалось пустыми звуками воды, щебета птиц и где-то в стороне, шагами оленей. Казалось, что он уснул на ходу, с открытыми глазами и ничто не может разбудить его, так глубок был сон. Даже ветер, который настиг их у реки, обходил мимо волосы и одежды юноши.
- Можешь ли ты, Хэлкар, отличить Зло от Тьмы? – нарушил он тишину спустя некоторое время. – Понимаешь, что одно не всегда равно второму? Тьма, это просто Тьма, как противодействие Света и люди ее бояться просто потому, что она не похожа на то, к чему они привыкли. А Зло? Зло это Тьма? Муж, который бьет свою жену, потому что она не приготовила ему ужин – злой или темный? А ты сам – какой? Темный, злой, хороший или плохой? Как отличить одного от другого? Ты, верно, сказал, что та выжженная пустыня и зло и тьма, потому как ничем иным она быть не может. Но окажись рядом с тобой кто-то… такой же, как и ты, ничем не отличающийся, ты бы смог определить это?
Он понимал, что в каком-то смысле этот разговор бессмысленный. Настолько же, насколько и опасный, ведь если так подумать, то он спрашивал о себе. Где-то подсознательно он знал, что король чувствует в нем что-то иное. Но насколько это было иное – не ясно, ведь он никогда не считал себя злом. У него была цель, когда-то давно, и он к ней шел. К тому же, был ли их великий создатель таким уж добрым, лишая своих перворожденных шанса выбирать? Ведь свободу он дал только людям, а все другие должны были следовать только тем правилам, которыми он их ограничивал. Они не могли ничего сделать вопреки, только в унисон. И если бы не Мелькор то вопрос, что было бы с миром вообще. Он внес хоть какое-то разнообразие в мир Валар. Хотя спокойно дудеть на своих дудках им определенно нравилось больше.
- Впрочем, не обращай внимания на мои вопросы, ибо это всего лишь бред того, кто слишком много времени провел в компании деревьев и животных. Можно сказать, что ты Первый, с кем я заговорил за много лет. И это накладывает свой отпечаток на происходящее.
Первый… это слово слетело с губ очередной волной неопределенности. Оно показалось ему каким-то особенным и важным. Как будто бы снова мир сосредоточился в одном слове, которое на мгновение зависло в воздухе, а потом так же незаметно в нем растворилось. И все происходящее действительно легко оправдывалось тем фактом, что он долгое время был один, но нутро подсказывало, что все это не так просто. 

____  || ____  || ____  || ____


Мой Первый… Первый во всем. Первый человек, который заставил меня по-другому посмотреть на мир вокруг, хотя на первый взгляд ни чем и не отличался. О нет, конечно, ты не такой, как другие, но давай посмотрим – ты был обыкновенным мальчишкой, который приплыл в новые земли, и уже после этого пришло осознание, что это обманчивое мнение. Первый, кто за много лет видел перед собой кого-то равного себе. А это на самом деле важно. Ведь знаешь, быть королем – значит быть одиноким, потому что всегда есть эта грань, которую перейти нельзя и все будут смотреть на тебя снизу вверх. Когда ты Враг, происходит такая же ситуация, между тобой и остальным миром всегда есть грань. Первый, кто заставил кузнеца вспомнить, что не его руки создают, но он сам. Целиком и полностью, состоящий из бушующего пламени, где-то глубоко внутри. Первый, кто…. Первый, кто научил чувствовать и напомнил, что такое привязанность… нет, не привязанность. О, Боги, я стал подобен людям, которые бояться произнести всего-лишь одно слово, которое может все разрушить точно так же, как и спасти. Должно быть я сошел с ума, но и это тоже благодаря Тебе.
Первый, мальчишка, чье имя принес с собой ветер и которое прошелестела трава. Первый. Король. Владыка. Хэлкар. … Мой.
И я так боюсь. Боюсь, что, в конце концов, узнаю, что Мирозданье не дало шанса, а лишь показало призрачную надежду, которая разобьется в дребезги в итоге. Сотней осколков, от осознания того, что тебя больше нет. Нигде и никогда. Говорят, что бессмертие самое страшное проклятье. Что ж, когда рядом кто-то, кто тебе дорог настолько, что ради этого можно пожертвовать всем – это кажется благом, а когда этого же человека нет – великим злом. Должно быть это будет главным наказанием для такого, как я. Но тогда, у Мирозданья слишком странный взгляд на вещи, ибо из нас двоих тот единственный, кто должен жить, это ты.

____  || ____  || ____  || ____

Для того, кто продумывает все шаги наперед, сегодня майар делал много ошибок. Некоторые из которых были непростительны и смертельны в какой-то степени, но осознание это приходило так запоздало, что становилось еще одной оплошностью. Он просто не успевал среагировать на свои действия и слова, решения, которые всплывали в мозгу. Просто не понял, когда оказался слишком близко к человеку, протягивая к его лицу свою руку и убирая шарф, который все еще скрывал часть лица короля. И в этот момент он не отличался от смертных, которые в подобных ситуациях задавались только одним вопросом. Что не так с тем, кто стоит перед ним? И вот пальцы уже касаются черной брови и скользят по скуле к губам, когда…
- Да кто ты такой? – вопрос падает камнем. Как будто на ногу, по крайней мере, с тем же эффектом, отчего юноша, который назвался Майрон, отскакивает на несколько шагов назад и, спотыкаясь об камень,  заваливается на спину. Но даже сидя в воде, которая ни на секунду не изменила своего холодного потока, он прокручивает в голове этот вопрос снова и снова. Нужно было уходить сразу, как только человек увидел опасность, и только это единственное верное решение, которое он не принял, когда имел возможность, ответом звенит в голове.

[NIC]Sauron[/NIC][STA]Red Eye of...[/STA][AVA]https://i.imgur.com/tn3SQvz.gif[/AVA]
[SGN]

http://i.imgur.com/rqq6MrQ.gif

http://i.imgur.com/Zw0VNnn.gif

http://i.imgur.com/EjIiwIq.gif

[/SGN]

Отредактировано Philip Van der Decken (2020-04-01 23:32:25)

Подпись автора

https://i.imgur.com/i54UT9o.png

+12

7

[nic]Helkar[/nic][ava]http://s3.uploads.ru/t/7hbQB.gif[/ava]

Florence + The Machine - Which Witch ◄

And it's my whole heart
Weighed and measured inside
And it's an old scar
Trying to bleach it out
And it's my whole heart
Deemed a deliberate crime
I'm on trial, waiting 'til the beat comes out
I'm on trial, waiting 'til the beat comes out

Принц... нет, уже не принц, но король. Настоящий. Без регентов и наместников - чистая кровь, древняя династия, истинные правители. Сын своего отца. Хэлкар, хоть и был юн, но никто не сомневался, что мальчишка давно уже стал мужчиной. Таким его образцом, коим многим не стать даже в своих самых смелых мечтах. И вести и говорить ему полагалось соответствующе, даже если чувствовал он, всем своим нутром, каждой клеточкой тела, что перед ним некто, перед кем и не стыдно склонить свою голову... но до тех пор, пока это была лишь его интуиция. Да, впрочем, при любых других обстоятельствах, он, как посланник своего народа, не мог преклонить головы не перед кем. Даже перед Ним...
А Он... такой странный, нет, необычный. Сколько не разглядывал своего нового дерзкого знакомого юноша, ему никак не удавалось описать его внешность. Даже в своей голове. Мысленно, какие бы слова он не подбирал, всё было не то. Мелко, плоско, пусто... вскоре даже закралась мысль, что для описание таких, как ОН, существует наверняка какой-то особый древний язык. Такой красивый и богатый, что только на нём и можно было бы дать описание внешности создания перед ним.
- Но ты не мой Владыка, - гордость Хэлкара была задета, это да. Он чуть нахмурился после этой фразы, но всё же ничего не ответил. Непокорных всегда было много. Недовольных, несогласных... испугавшихся. И хотя Хэлкар был ещё юн, он много опыта нахлебался, как с подачи отца, так и с подачи всяких придворных интриганов. Так что он решил никак на это не отвечать, хотя про себя с усмешкой подумал:
- Ничего... и не таких укрощали... - дерзко? да. Амбициозно? Ещё как! Но... в этом и был весь Хэлкар. Он не ставил себе каких-то мелких целей, которые легко может достичь каждый. Нет. Даже если Майрон само божество во плоти, и что ж? Человек уже заполонил все земли от юга до севера. А он может стать первым человеком, покорившим Всемогущего. Вот это цель размаха достойная короля людей севера.

Who's a heretic now?
Am I making sense?
Waiting 'til the beat comes out
Who's a heretic, child?
Can you make it stick, now?
And I'm on trial
Waiting 'til the beat comes out

- Смотри, Хэлкар, не думаю, что те, кто радеет за Свет, поддержат твою точку зрения. – Хэлкар чуть нахмурил брови и даже тени улыбки не коснулось его бледных тонких губ, когда он повернулся лицом к Майрону.
- Меня их мнение на этот счёт мало волнует... я честен с собой и не страшусь осуждения. Тем более от людей, которые не в силах не то что принять, то даже помыслить о том, что мир это не просто Тьма и Свет... это шаткий баланс. И он будет соблюдён, что бы мы не делали и уж тем более - как бы мы не думали, - к концу своих слов он вернул взор на тот мрачный пейзаж, что перед ними раскинулся. Словно не мог налюбоваться. Это слово смотреть на извержение вулкана или на готовящегося к прыжку варга. Опасно, смертельно опасно, страшно, но... так завораживающе красиво.
- ...к твоему счастью, я не один из них. С другой стороны, это настораживает меня больше, чем тот факт, что твои люди охотятся на моих волков.- а вот здесь юноша уже не смог сдержать усмешки.
- Хах, поразить такое создание как ты... посчитаю за достижение в свой список, - он шутливо щёлкнул пальцами по груди.
- Владыки не бывает без подданных. Ибо ему надо кем-то повелевать, вести за собой, направлять. Другое дело, что каждый думает, что эта роль ему по силам, на деле же... - на мгновение, его взгляд стал ещё более холодным и бесчувственным.
- ... это бремя выдержит только истинный король. Рождённый править, менять мысли масс, направлять их в необходимое для всеобщего блага и процветания русло. Люди склонны к саморазрушению, не буду отрицать очевидное. Но моего слова ждут, его боятся и уважают. Что именно из этого является рычагом и не так существенно. Главное ведь результат, верно? - он повёл плечами и взгляд его скользнул в сторону.
Признаться честно, Хэлкар не был так болтлив обычно... из него и двух слов не вытянешь, особенно, если на то нет необходимости на уровне государственной важности. А тут... так странно и вместе с тем естественным казалось обсуждать такие темы. Казалось, он мог говорить и говорить, поделиться всем, даже самым сокровенным. И когда Хэлкар себя на этой мысли поймал, он тут же прикусил язык и снова смолк. Было стыдно за себя, даже как-то опасливо... кто знает, быть может, это не просто совпадение, а какие-то чары напустил на него Майрон.
Но тут уже заговорил сам Майрон. И Хэлкар не смел его перебивать, слушал внимательно, и эти слова заставили его задуматься вновь. Уже серьёзнее и скорее не с точки зрения короля, но самого себя, как личности. Он привык действовать "как надо". Ни "хорошо", ни "плохо", но максимально правильно. Правильно для их королевства, естественно, не для своей выгоды или каприза.
И когда Майрон закончил свои рассуждения вопросом, Хэлкар долго молчал. Наверное, даже слишком долго. Он не обязан был отвечать, он этому незнакомцу, по сути, ничего и не должен. Даже за охоту на волков, что бы тот не говорил. Но хотя беседа их имела чисто философский характер и ни к каким выводам привести не обязалась, Хэлкар почему-то очень хотел ответить. Но пока не понимал как. Стоял, хмурясь и подхватив пальцами свой подбородок.
- Впрочем, не обращай внимания на мои вопросы, ибо это всего лишь бред того, кто слишком много времени провел в компании деревьев и животных. Можно сказать, что ты Первый, с кем я заговорил за много лет. И это накладывает свой отпечаток на происходящее. - эти слова заставили Хэлкара сменить задумчивое хмурое лицо на более светлое и приветливое.
- Хм, тогда я совершенно точно хотел бы ответить на этот вопрос! Хотя сам до конца не могу что либо утверждать наверняка, но в том и суть, не так ли? С какой стороны посмотреть... есть у нашего народа выражение, которое звучит как "что порядок для паука, то хаос для мухи". То есть, что для одного Тьма и Зло, для другого Надежды свет. И так же наоборот. Не бывает Тени без света и Света без тени. Так что всё зависит лишь от того, как ты сам на это смотришь, - Хэлкар прикрыл глаза с улыбкой и пожал плечами.
- Думаю, смог бы. Например, наше знакомство... - вдруг переключился он на уж ОЧЕНЬ конкретный пример.
- Я король-завоеватель, чужак, что посягнул на чужие земли. Твои, земли? Мой народ охотится на твоих волков, и всё же... я не чувствую, что ты ненавидишь меня. Совсем, - он открыл глаза и стрельнул серебром своего взгляда в Майрона.
- Для моего народа ты угроза, может, то самое Зло, но для меня... дерзкий, но умный собеседник. К тому же, хочу напомнить, что для этих людей я и сам, своего рода, Злодей, - он подмигнул и развернулся всем торсом к Майрону.
Как раз в этот момент прекрасное и явно неземного происхождения создание, оказалось СЛИШКОМ близко. Хэлкар не успел не то что среагировать, но даже просто испугаться. А ведь это было опасно, кто знает, может, всё это время ему так успешно заговаривали зубы, а сейчас подобрались достаточно близко, чтобы нанести удар. Хэлкар всегда ждал удара... но на этот раз его не последовало. И этим он был ошарашен больше всего. Он стоял с широко распахнутыми глазами и таращился на Майрона, кажется, забыв дышать.

I'm not beat up by this yet
You can't tell me to regret
Been in the dark since the day we met
Fire, help me to forget...

- Да кто ты такой? – слова сказаны таким лёгким приятным голосом, но звучат так тяжело. Словно Хэлкара из под толщи воды рывком вытащили на сушу. Он вспомнил, что нужно дышать и сделал свой рваный, резкий вдох.
Дальше всё произошло слишком быстро для того, чтобы сразу осознать это. Юноша, что был так грациозен и словно бы парил над землёй, вдруг споткнулся (что уже само по себе казалось чудом чудным и дивом дивным) и, словно этого было мало, он вовсе завалился на спину. И не на землю, а прямо в воду! В холодную, должно быть, в это время года... на что Хэлкар, который выпал в осадок, вдруг заливисто смеётся. Громко так, басисто, от души. Затем ловким движением снимает с себя свой плащ и, не страшась замочить свои охотничьи сапоги, накрывает плащом плечи Майрона.
- Ну, если делать выводы из всего нашего разговора, то похоже что я тот, кого ты давно ждёшь... - он, всё ещё отсмеиваясь, помогает мужчине подняться из воды и как-то само собой прижимает за талию к себе ближе. Так же... теплее, верно?
- Ты сам нашёл меня и привёл сюда... быть может, это судьба? Кто знает... но мы можем обсудить это в более тёплом и... спокойном месте, м? Приглашаю в свой замок...

+6


Вы здесь » Pirate's Life » Alternative » Hungry like the wolf